Старушка «Грэмми»

,

13 февраля 2017

1994

0

При жизни Дэвид Боуи не получил ни одной «Грэмми» за песни и альбомы. Была лишь статуэтка за 21-минутный клип «Jazzin' for Blue Jean» в 1985 году, ну и награда за жизненные достижения в 2006-м. После смерти Боуи попал в пять номинаций и везде победил. Вот и всё, что нужно знать о «Грэмми».

Тем не менее, из года в год все следят за церемонией, потому что все следят за церемонией. Замкнутый круг ажиотажа, который для героев «Грэмми» ведёт к неизбежному росту продаж — не важно, что твои альбомы и так разлетаются по три штуки на каждого жителя Штатов, ещё одна яхта в хозяйстве не повредит. Попробуй теперь скажи, что это бесполезная премия. К тому же, «Грэмми» — это парад вечерних платьев, дорогих костюмов и наряда Си-Ло Грина. C3-PO, зачем ты съел R2D2?

Самая престижная награда в музыкальной индустрии, якобы призванная отмечать «артистические достижения, техническое мастерство и общее превосходство безотносительно продаж и чартовых позиций», в зале лос-анджелесского Стейплс-Центра превращается в ярмарку тщеславия, на которой без платинового диска ты — Виталий Козловский.

Почему так, кто за всё в ответе? Имена судей «Грэмми» вычислить непросто — их прячут за безликим титулом Voting Members. Чтобы стать одним из них, ты должен числиться в творческих или технических авторах хотя бы шести коммерчески выпущенных треков на физических носителях или двенадцати в цифровом формате, ну и сбрасываться по $100 в год — на полировку граммофонов, видимо. Так набирается 12,000 человек — вокалистов, музыкантов, композиторов, инженеров, продюсеров, дирижёров, арт-директоров. По отдельности они могут быть новыми Стравинскими, Куинси Джонсами и Афекс Твинами, но вместе порой трансформируются в мечтательную домохозяйку с разбитым сердцем.

Взять хотя бы итоги «Грэмми-2017» — Адель. Адель получила адель аделей, в том числе за Адель, Адель и Адель. При этом Адель адельнула Адель, Адель, Адель, Адель, а также зааделила трибьют Адель и адель адель Адель Адель Адель.

Певица положила в карман пять наград из пяти номинаций, включая главные «Запись года», «Альбом года», «Песня года». Её основная конкурентка Бейонсе, записав сочный разноплановый альбом при участии Джека Уайта, Кендрика Ламара и Джеймса Блейка, сопроводив его помпезным музыкальным фильмом, ушла с двумя наградами из девяти возможных. Благо, Адель и сама признала такую нелепость — прямо на сцене она разломала граммофон за альбом года надвое и поделилась. У неё и так 15 этих статуэток. Правда, у Бейонсе 22.

Жюри-домохозяйка увлекается эзотерикой — иначе как объяснить, что категория «Лучший нью-эйдж альбом» до сих пор существует, а Энья продолжает собирать награды. А о рок-музыке она знает по плакатам в комнате сына и дочери — иначе как объяснить, что в категории «Лучшее рок-исполнение» соседствуют Боуи, Disturbed и Бейонсе.

К рокерам на церемонии вообще особое отношение: пару лет назад шоу Трента Резнора, Дэйва Грола, Линдси Бакингема и Queens Of The Stone Age прервали финальными титрами, на этот раз во время выступления Metallica с Леди Гагой — ничего так дуэт — Джеймсу Хетфилду забыли включить микрофон, оставив солировать только вокалистку «Гагаталлики». А ведь бедняги-металлисты специально под церемонию и тур по Штатам анонсировали.

Но не стоит за них переживать — зато когда Megadeth, после одиннадцати безуспешных номинаций, в этом году впервые в жизни выиграли статуэтку, они гордо шагали меж полупустых рядов под… конечно, под трек Metallica.

Здесь альбом «1989» Тэйлор Свифт уделывает «To Pimp a Butterfly» Кендрика Ламара, а на трибьюте Бобу Марли — который, кстати, никогда не получал «Грэмми» — Бруно Марс поёт хит Бруно Марса, Стинг поёт песню The Police, и только потом Рианна с Дэмиеном Марли делают кавер на легенду рэгги. Артисты с мозгами понемногу бойкотируют «Грэмми»: «Use the old gramophone to actually listen, bro»,выпалил на днях Фрэнк Оушен. «Раз нас критикуют — значит, мы кому-то нужны», — реагируют представители премии и, похоже, не собираются учиться на ошибках. Жюри часто оказываются неблагосклонны к инакомыслящим, потому что «Грэмми» — это кормушка для своих, к которой трудно пробраться, зато если раз получилось, то надолго. Недаром Daft Punk в последний десяток лет можно увидеть на сцене только здесь. Если, конечно, в шлемах они, а не Потап с Настей так подбивают клинья к западной аудитории.

Есть и хорошие новости. Грегори Портер снова отхватил «Грэмми» за лучший джазовый вокальный альбом, в июне поздравим его лично на Alfa Jazz Fest во Львове. Гражданин мира Йо-Йо Ма взял граммофон за лучшую пластинку в жанре этнической музыки — не зря собрал вместе кантри-артистов, джазменов и исполнителей китайских народных песен. Канье Уэст, опять же, ничего не получил. Он вообще не пришёл.

Chance The Rapper заслужил сразу три граммофона, так что парень точно смотрит в будущее — если и не в музыке, то уж точно в сообщении на фирменной кепке.

Рианна не забрала ни одной статуэтки, зато хорошо провела вечер.

A Tribe Called Quest прокачали зал вместе с Андерсоном Паком.

Ну а главные овации сорвало пафосное и смелое выступление, возможно, самого иконического трио в истории премии.

Да и рекламные ролики «Грэмми» для ТВ в этом году надушены и каллиграфически выверены как праздничные открытки. Вдохновляющий спич:

Туториалы о пользе музыки для чайников:

И опять же Андерсон Пак.

Пока в перерывах между новостями о Трампе и рекламой сиквела «50 оттенков серого» американцы застают по ящику такие ролики, «Грэмми» не безнадёжна. Увидимся на церемонии Yuna во Дворце «Украина».

Урок географии с Софи Эллис-Бекстор