Иван Дорн «Randorn»: давай, ломай

,

18 ноября 2014

571

0

В удручающей пост-совковой обстановке любая свобода творчества относительна. Даже у многих прогрессивных артистов рано или поздно пробиваются наружу местечковые комплексы. Такая среда, такое воспитание. Дорн в этой среде — не просто выскочка. Дорн — ошибка системы. И во втором альбоме «Randorn» он заставляет эту систему дрожать от лихорадки.

«Давай, вставай, давай, ломай» — поёт Дорн во вступительной песне «Спортивная», а потом берёт и ломает. Начисто сметает границы между попсой и непопсой, размазывает смыслы среди форм и содержаний.

Вот, например, «Мишка виновен» — в синтпоп-музыке всё равно зачастую дурацкие тексты, так почему нельзя спеть, что Мишка теперь уголовник? Тем более, что от стилистики Tesla Boy песня перерастает в синтпоп-оперу, борьбу добра и зла на правом и левом плече Мишки. А вообще известно, что дело было так: была инструменталка, была мелодия, Дорн напел в демо-записи что-то вроде «Wish I know it», дальше нашёл созвучный аналог на родном языке — и понеслось. Потому что пока другие ищут связь с Пореченковым и каким угодно Мишкой, Дорн не заморачивается. «Где вино» он вообще так и оставил зарисовкой на выдуманном языке. Зато заморочился много с чем другим. Тут есть в чём разбираться.

Нонконформистская сатира, издевательство над пост-совком, поданное с тонким — порой, кажется, слишком тонким — чувством юмора

Скелет альбома был составлен почти два года назад, когда Дорнабанда — Иван Дорн, Роман Bestseller, Pahatam и Лимонадный Джо — провела месяц в загородном доме, жонглируя хаусом, фанком, гэриджем, сочиняя новые треки. С тех пор материал вызревал, а к Дорнабанде, и без того соображающей, примыкали самые матёрые продюсеры страны — Евгений Ступка, Виталий Телезин, The Maneken.

С одной стороны, «Randorn» — это качество. Рифмы и строчки пластично переливаются, аранжировки передают привет Disclosure и Andre 3000, да и Фаррелл Уильямс, столь важный для Дорна, тоже неподалёку. Только это не бездумное копирование Запада, как хотелось бы фанам условного Тимберлейка. Аранжировочные решения здесь нарочно в избытке, а тексты вызовут ломку и раздражение у псевдо-эстетов. Потому что «Randorn» во многом — нонконформистская сатира. Издевательство над тем самым пост-совком, поданное с тонким — порой, кажется, слишком тонким — чувством юмора.

Аранжировочные решения здесь нарочно в избытке, а тексты вызовут ломку и раздражение у псевдо-эстетов

«Безмато» начинается как фирменный рэп про деньги, кайф и стальные яйца, но только для шика Ивану нужны «карпаччо, дичь и кетчуп, лечо, тачка», да и тачка-то «есть вариант, немного стоит», и чем дальше — тем веселее. «Актриса» — саркастичная ода извечным тигрицам-охотницам за красотой-деньгами-роскошью. «Невоспитанный» — хит без купюр о клубной жизни, набитой наркотой-амфетаминами.

Арт-провокация начинается, когда эти песни выливаются на слушателя. Наркоман-Дорн уже пел «Невоспитанный» в заполненном «Олимпийском» в Москве, экстремист-Дорн щеголял в свитшоте с трезубцем в Юрмале. Самое интересное — впереди. Когда девочки в леопардовых лосинах будут вилять бёдрами под «Актрису», пацаны в спортивных костюмах посчитают «Безмато» нормальной темой, устроители «Х-Фактора» всё так же будут работать с судьёй-Дорном после «Ты всегда в плюсе», даже фаны Макса Коржа и Потапа с Настей найдут здесь что-то для себя.

Так Дорн из ошибки системы превращается в великого комбинатора. Для него это поведение — не удовольствие, а необходимость. Только чередуя ухмылку и хохот, только заигрывая с системой можно ей противостоять. Выводом из альбома становится фраза из кавера на «Танець пінгвіна» Скрябіна: «Мене нервують люди, ті, що думають мало».

Объёма добавляет колоритная и очень личная «Номер 23» о танцевальных состязаниях — Дорн ведь и сам кандидат в мастера спорта по бальным танцам. Ну и совсем расслабленная приджазованная «Весна» в блаженной гармонии с Pianoбоем.

Напоследок остаётся «Река меняет русло», построенная на чудных, с любым ударением, гармониях. Практически свободная музыкальная форма. Да и всё в этом альбоме, так или иначе, о свободе. Даже исходя из названия, «Randorn» — это поток сознания, набор неслучайных случайностей. Дорн свободен. Свободны ли его слушатели — покажут грядущие концерты.

оценка

8/10

Заглавное фото by Александра Самсонова для Esquire Ukraine

Завидуйте, я — гражданин: 4 необычных дизайна паспортов