Социальный сюрреализм Арчи Маршалла

,

01 ноября 2017

872

0

Рассказываем о том, как King Krule утверждается в статусе голоса поколения с лучшим альбомом октября — «The Ooz».

Он воспитывался на Джоне Лури и Билле Эвансе, Pixies и Феле Кути, хип-хопе и панке, прославился в 15 под именем Zoo Kid, сменил ещё несколько кличек, сочинял песни под гитару, читал рэп под самодельный бит, играл диджей-сеты на спонтанных вечерниках — к 23 годам британец Арчи Маршалл значительно расширил границы своей музыки. Из ненавидящего всех подростка он превратился в серьёзного парня, который пытается разобраться в том, что чувствует на самом деле. В итоге его второй альбом «The Ooz» звучит ещё более агрессивно и вызывающе.

Как говорит сам Арчи, он хочет вырасти из пацана в короля, всё больше изощряться в музыке, писать социальный реализм о том, что видит на улице, но превращать его в социальный сюрреализм. В песнях King Krule мягкий бит и немного ленивая гитара переплетаются с отрешённым голосом. На концертах музыкант порой ходит по сцене и словно читает стихи, а потом вдруг хватается одной рукой за гитару, другой за микрофон, и кричит: «Waiting for the train / In the dead of night I howl / We all have our evils / We’re told just to keep calm».

Начавшись c меланхоличных «Biscuit Town» и «Locomotive», дальше альбом понемногу раскачивается. «Dum Surfer» идеально вписывается в суматоху холодного города.

Желая подчеркнуть сюрреальность, King Krule создаёт атмосферу сна — немного мрачного, но целиком поглощающего. Это особенно раскрывается в его клипах. Странные люди, непонятные вещи, картинка кажется плёночной и размытой, а в центре событий — блуждающий Арчи. Иногда злой, иногда совсем спокойный.

Пасмурные истории о потерянной любви у King Krule всё время граничат с нескрываемой иронией и критикой окружающего мира. «Dumb surfer / don't suffer» — эти строчки повторяются и повторяются, пока песня не перетекает в тягучую «Slush Puppy». В ней нарастает ощущение усталости, и вот Арчи уже кричит «nothing is working with me». Несмотря на то, что он явно переживает не лучшие времена, музыкально это насыщенный момент: мы слышим голоса, гитару, саксофон, и звук доходит до пика, пока не замыкается в тишину.

Здесь появляется приятный женский голос, рассказывающий что-то на испанском. Саксофон осторожно прорывается сквозь её слова. Этот же текст «Bermondsey Bosom (Left)» звучит на английском под конец альбома, только под названием «Bermondsey Bosom (Right)». Он должен был длиться семь минут — ровно столько занимала привычная прогулка Арчи из Бермондси в другую часть восточного Лондона, где он какое-то время жил. Этот же район появляется во многих других песнях King Krule, например, под своим альтернативным названием Biscuit Town.

King Krule создаёт атмосферу сна — немного мрачного, но целиком поглощающего

«The Ooz»

Когда его попросили объяснить название пластинки, прежде всего Арчи напомнил, что это перевёрнутое Zoo (отсылка к Zoo Kid). Но вообще они с братом Джеком, автором обложек ко всем альбомам King Krule, придумали Ooz ещё в детстве: сначала слово означало все странные вещи, которые происходят с телом, вроде зевания или роста ногтей и волос, но со временем стало разрастаться новыми смыслами.

«Сейчас это слово само изобретает себе значения, потому что эта запись — о ежедневной монотонности, о падении внутрь собственной головы, о том, как мысли уносят тебя в другое место», — рассуждает Арчи на волнах NPR.

В недавнем интервью для Vice музыкант признался, что хочет оставить Лондон и уехать куда-нибудь в пустыню.  Он прожил в этом городе почти всю свою жизнь, и теперь ему просто необходимо вдохнуть что-то новое. И, возможно, без двух особенных людей из другого мира «The Ooz» так и не появился бы. В один момент запись альбома зашла в тупик. Арчи сидел в окружении лептопов, семплеров, процесоров и просто пялился в экраны. Именно тогда приехали двое из Испании и вытянули парня из затянувшегося самоанализа: таинственная девушка из Барселоны показала ему другую культуру, а саксофонист Игнасио Сальваторес напомнил, как здорово порой играть без компьютеров, как он сам сказал, «органически».

Кроме текста на испанском, в альбоме появляются и пока необъяснимые влияния: например, в «Midnight 01» мужской голос читает «Белеет парус одинокий».

Странные люди, непонятные вещи, картинка кажется плёночной и размытой, а в центре событий — блуждающий Арчи

Наравне с частым повторением какой-то строчки, у King Krule есть довольно забавная черта — привязанность к слову «blue». Один почитатель на Reddit даже не поленился записать все его упоминания. В частности, если в дебютнике была «Baby Blue», то в «The Ooz» появляется «Lonely Blue», которая словно продолжает начатую историю. И в тексте чувствуется сожаление о не случившемся или потерянном: «This eager heart of mine / was singing lover come back to me / Lover, lover come back to me».

Сперва может показаться, что Арчи поёт только о чём-то очень грустном и тревожном, но, если расслушать, в его песнях можно найти умиротворение и сильный дух. Музыкант говорит, что современное поколение больше сосредоточено не на ситуациях, а на эмоциях, более открыто к интерпретациям — в таком случае, титул «голос поколения», который King Krule получил после выхода дебютной пластинки, вполне оправдан. И утверждается ещё крепче в насыщенном и бесконечно чувственном «The Ooz».

  Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
теги:
  • Anastasia Beliaeva

    Дуже хороша рецензія. Увімкнула слухати альбом наново.

  • Max Zhuravchak

    Bermondsey Bosom (Left) на испанском читает та загадочная девушка из Барселоны, а в Bermondsey Bosom (Right) звучит перевод в исполнении отца Арчи. ну и вроде как голос, который читает строчки Лермонтова, принадлежит самому Арчи.
    к слову, долгожданный альбом и правда топище один из лучших в этом году!

Moves like Jinte: розмова з вокалістом Balthazar