«Майдан» Сергея Лозницы: искаженная история протеста

,

30 июля 2014

1294

0

Фильм-участник официальной программы Каннского кинофестиваля. Самая обсуждаемая, самая спорная украинская премьера года. «Майдан» Лозницы — фальсификация событий или высокохудожественная работа? Делимся впечатлениями.

Все начинается с общего плана, выхваченного из толпы на Майдане: несколько сотен человек поют Гимн на очередном воскресном вече. В кадре простые зрелые люди. Они и есть главный персонаж фильма. Так надо для художественной ценности картины.

Сергей Лозница — убежденный формалист. Он придумал правила игры, следует им и навязывает их: продолжительные и стационарные общие планы, броуновское движение людей перед камерой. Будто поставить web-камеру в муравейнике. Меняются только декорации: КГГА, Дом профсоюзов, Крещатик, кухня и так далее. Снующие туда-сюда люди — как бы они ни пели Гимн и не фасовали бутерброды — очень скоро начинают казаться безликими и, по большому счету, бездействующими. Перед нами лишь непрерывное абстрактное бытие без начала и конца, без стремлений и почти без эмоций, и от этого начинает немного укачивать. Момент развития событий оттягивается, чтобы зритель вовсе перестал о нем думать. Так надо для художественной ценности картины.

Все сумбурно, случайно, подслушано, подсмотрено, при этом подано по-мастерски монолитно

У политиков в фильме тоже нет лиц. Мы слышим и узнаем их выступления, но ни одного из них камера, к счастью, не показывает, но исключение почему-то дважды сделали для Яценюка. Иногда в фильм врезаются стихи, декламируемые со сцены. Иногда врезается музыка — рождественская песня детского хора, украинская адаптация «Bella Chao» в динамиках, даже «Океан Ельзи» где-то за кадром (неочевидная «911»). Основным саундтреком становится фоновый шум человеческой массы. Звуки и поэзия не подбирались преднамеренно — все сумбурно, случайно, подслушано, подсмотрено, при этом подано по-мастерски монолитно. Так надо для… ну, вы поняли.

Вот только сюжет здесь выдуман автором. Как бы между делом важные моменты умалчиваются, как бы случайно очередность событий представлена неоднозначно, сбивая с толку неподготовленного зрителя. Может, так надо для художественной ценности картины, но это делает фильм несовместимым с реальной историей.

    

В промежуточных титрах говорится, что десятки тысяч людей возмущенно вышли на Майдан с длительным протестом из-за неподписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Ни слова о кровавом разгоне в ночь на 30 ноября 2013 и о том, что народ жаждал справедливости, а ЕС быстро перестал быть первостепенной задачей. Наоборот, даже когда камера просто установлена посреди Майдана и звучит речь со сцены, мы слышим вырванную из контекста риторику про евроинтеграцию, ни слова о зверствах.

Ночной штурм 11 декабря упомянут максимально вскользь, а события на Грушевского начинаются неожиданно и беспричинно — просто камера вдруг снимает ряд машин скорой помощи, просто люди вдруг устраивают погром и бросают коктейли Молотова в непонятном направлении. Позже мы видим редкую оборонительную линию внутренних войск, прикрывающуюся щитами. Об агрессии с той стороны свидетельствует лишь мимолетная фраза «по журналистам стреляют, суки» (кто стреляет — опять же, неясно). «Беркут» и вовсе появляется в фильме лишь пару раз — их мало и они здесь практически жертвы. От игнорирования фактов фильм переходит к вызывающей сюжетной канве: первый выстрел производится в ногу одному из бойцов «Беркута» на крыше у Верховной Рады. Только потом мы видим побоище на Институтской, как ответную реакцию. Только в этой сцене впервые говорится об огнестрельном оружии у представителей власти.

При этом кульминация фильма — панихида на Майдане по погибшим на Институтской — несмотря ни на что, пробирает. И после мешанины случайных саундтреков — финальный, полный скорби акцент на самой важной песне зимних событий.

Как будто не было избиения студентов. Как будто не было Небесной Сотни. Как будто просто потолкались на людной площади, побросались зажигательной смесью, поумирали. Так надо для художественной ценности картины?


  
 

Европейский зритель не предупрежден, что это не документалистика, что фильм основан на реальных событиях, но не отображает их

«Я сознательно избегал кадров с потерпевшими, — объясняет Лозница. — Иначе вы перестаете смотреть фильм, перестаете думать о художественном. Я старался быть на дистанции, гасить эмоции. Поэтому общие планы. И только один момент, когда я могу позволить себе поплакать». Говоря проще «я — художник, я так вижу». Здесь все подчинено художнику, его воле и замыслу. Картина — именно то слово. Это не попытка разобраться в том, что произошло, а анимированное полотно на тему. На контрасте с медийной истерикой, такой подход понятен.

«Это картина, прежде всего. Не отчет, не хроника, не историческая работа, где вы можете предъявлять такую претензию. Это не объективная работа. Это взгляд одного автора, не исключающий наличие других взглядов». Но там, где личный взгляд переходит в форму искусства, рождаются манипуляции. Европейский зритель не предупрежден, что это не документалистика. Что фильм основан на реальных событиях, но не отображает их. И если фестивальная публика, изощренная и яйцеголовая, еще зацепится за художественную подачу, то массам будут важны факты.

«У Эйзенштейна в фильме «Октябрь» вообще почти все неправда», — продолжает Лозница, сравнивая свою работу с игровым фильмом. Вот только в игровых фильмах актеры получают гонорары, а не пули. По большому счету, проблема сводится к одному единственному вопросу: насколько гуманным является жанр художественного фильма, составленного из документальных кадров? А заодно — насколько гуманно на премьере такого фильма устраивать фуршет с белыми скатертями и бокалами шампанского для дорогих господ (не обошлось, кстати, без драки в фойе, что тоже по-своему художественно и символично).

Украина заслуживает, чтобы мир, в первую очередь, осознал реальные события

Сергей Лозница — интересный режиссер со своими творческими поисками. «Майдан» — недокументальный фильм со своим духом, который, возможно, имеет право на успех. Но он ввязался в грандиозную историю показа на фестивалях по всему миру (Канны, Карловы Вары, Иерусалим, Новая Зеландия, Мельбурн, Сидней, Батуми, Хельсинки, Лондон, Торонто, Монреаль и еще около 20 подтвержденных локаций, а также дистрибьюторы в таких странах, как Франция, Нидерланды, Польша, Португалия, США, бывшие республики Югославии и предложения продолжают поступать), а Украина заслуживает, чтобы мир, в первую очередь, осознал реальные события. Как это показано в прошлогоднем фильме «Майдан» о протестах в Египте. Как это показано в короткометражках «Вавилон’13». Можете считать меня необразованным маргиналом, но, на мой взгляд, правда важнее бокалов с шампанским.

оценка

3/10

Фродо Бэггинс рок-звезда: 5 музыкальных историй о «Властелине колец»