Вселенная Леси Патоки

,

09 августа 2017

1158

0

Оказывается, феи, минотавры, драконы, падшие ангелы — не вестники апокалипсиса и не симптомы шизофрении. Это вселенная Леси Патоки. К ней обращаются, когда в серых буднях становится тесно. Или если рваные джинсы больше никого не удивляют, а платок на микрофонной стойке уже где-то видели.

Стилист, декоратор и художник по костюмам Леся Патока приглашает читателей Comma в свою мастерскую и рассказывает о том, из чего делаются созвездия, зачем артисты звонят ей по ночам, как создавался номер ONUKA для «Евровидения» и почему сложно угадать с идеей, если работаешь с Pianoбоем.

Когда ты озвучивала свои планы на 2016 год, в списке был пункт «Снять как минимум два невероятных клипа, с самыми безумными образами. Такими, чтобы гордость распирала за Украину». Удалось?

Думаю, да. Первая гордость — это «Vidlik» для ONUKA. Я перфекционист, но это то редкое видео, которое я спустя год пересматриваю и думаю: «Вот это мы молодцы, вот это мы круто сделали». Созвездие из клипа мне приснилось. А началось всё с фотосессии, кадр из которой стал обложкой для EP «Vidlik».

Вторая видеоработа — BRUTTO «Середні віки» на слова Сергея Жадана. В клипе задействовано более 50 персонажей, из которых около 30 были сказочными: минотавры, феи, эльфы. Он о безразличии людей, о том, как люди перестали видеть сказку в серых буднях. О том, что эти невероятные персонажи — среди нас.

Позже вышел сиквел BRUTTO «Рокі» — тут уже совсем другая история, но фигурируют все наши персонажи, внутренние демоны главного героя. За семь лет нашего с Сергеем Михалком совместного творчества собралось огромное количество реквизита. И если всё сложится как надо, в ближайшее время мы устроим благотворительный аукцион.

Когда ты училась в педагогическом, уже знала, что по специальности работать не будешь?

Да.

Не считаешь, что это было ошибкой?

За границей всё немного иначе устроено: детям даётся больше времени, чтобы подумать. Я закончила школу в 17 лет и пошла учиться дальше ради родителей. Помнишь, как говорили «без бумажки ты какашка, а с бумажкой человек»? Конечно, я считаю, что это большая глупость.

Кто такой художник по костюмам?

Если очень поверхностно, то это человек, который создаёт. Разница между художником по костюмам и стилистом следующая: стилист — это человек, у которого есть хорошее чувство вкуса, гарантийные письма и дружественные связи с дизайнерами. Этот человек бегает по магазинам, собирает вещи, компонует лук, а потом сдаёт всё это в химчистку и развозит «по домам». Я же стараюсь минимально использовать покупные вещи. Может, какую-то обувь, аксессуары. Всё, что мы используем — уникально и разрабатывается с нуля.

Расскажи о процессе. Первый шаг всегда рисунок?

Я — визуал. Обычно нам доверяют, дают послушать своё творчество. Чаще всего это «рыба», на основе которой я формирую несколько готовых концепций. Артисты выбирают то, что им ближе, и дальше мы работаем уже над одним направлением. Если же у артиста есть какие-то свои идеи — у девушек в 90% случаев есть какие-то картинки — то конечно же я прошу ими поделиться. Не скажу, что всегда соглашаюсь с мнением артиста. Зачастую моё видение отличается, но я всегда прислушиваюсь. После обсуждения, все мелочи я собираю в эскиз.

Одна и та же шляпа у одного дизайнера может стоить 500 грн, а у другого 500 долларов. Я художник, я так вижу. Я художник по костюмам, я столько стою. Как формируется цена на твои услуги?

В данном случае, заказчик платит 500 долларов за имя, за бирку, которая пришита на тыльной стороне шляпы. Есть люди, которые таким образом чувствуют себя увереннее. Когда я начинала работать как стилист, мы снимали рекламу таблеток от головной боли, от поноса, от чего угодно. Зачастую главной задачей было одеть папу, маму и ребёнка. Было неинтересно, но это был колоссальный опыт. Всегда надо с чего-то начинать. Гонорары зависят от количества людей в кадре, от количества образов, от длительности съёмки — все очень по-разному работают. Я, например, никогда не беру гонорар за переработки, хотя многие берут. Я считаю только количество образов.

Одно дело, когда ты собираешь образ, другое — когда создаёшь. Сейчас Patoka Studio дошла до того уровня, когда при помощи костюма решаются совершенно разнообразные задачи. Увеличить грудь с первого размера до четвёртого? Пожалуйста! Сделать линию бёдер более покатую? Пожалуйста!

Мой гонорар может быть разовым за фотосессию или видео, а может быть в виде фиксированной ежемесячной оплаты, за которую я «веду» артиста на протяжении года, двух, трёх. И эта оплата не меняется: в этом месяце мы снимаем клип, в следующем отшиваем кучу костюмов. После может быть затишье, но и в этом месяце она сохраняется. Это своего рода «зарплата», за которую мне могут позвонить среди ночи, сообщить, что завтра какая-то презентация, спросить, в чём идти. И я пишу: губная помада такая, волосы такие. Это идеальный формат, потому что и я, и артист спокойны. Просматривая фотоотчёт, они уверены, что я не буду их ругать. Больше всего артисты боятся, когда я их ругаю. (смеётся)

То есть ты курируешь их образы даже в повседневной жизни?

Если я работаю с артистом на постоянной основе, то отвечаю за весь вижуал. Не только за фотосессию или клип — по отдельности это не работает. У нас очень любят снять видео в образе, а потом прийти на интервью в джинсах и майке. Тогда у аудитории просто-напросто не сопоставляется картинка. Никто не говорит, что ты должен прийти на интервью в каком-то безумном наряде, но ты должен прийти таким, чтобы люди не сомневались — перед ним артист. Это очень важно.

То есть, твои артисты выходят из дома только в том, что ты им подбираешь?

Нет, меня интересует другая сторона рутины: интервью, поход на канал, премьера какого-то фильма. Личное я оставляю личным.

Больше всего артисты боятся, когда я их ругаю

Кто эти люди? Попробую угадать: The Maneken, ONUKA, Гарик Корогодский?

Да, Ната ONUKA — хороший пример. Гарик — это наша любовь, но он звезда совсем других масштабов. (улыбается)

Сотрудничество с Pianoбоем не такое плотное, как с Натой, но при этом мы регулярно снимаем клипы, создаём эксклюзивные концертные костюмы, расписываем пианино. Мысль о том, что его необходимо расписать, пришла сразу после клипа «Простые вещи». Дима сказал: «Хочу такое же, но мобильное».

Когда работаешь с Pianoбоем, очень сложно угадать с идеей: я могу предложить ему триста вариантов, но он скажет «спасибо» и уйдёт в подполье на месяц. Потом вернётся и сообщит, что придумал историю, как будто он летел в самолёте, самолёт потерпел крушение, пианино упало в джунгли, где пролежало много лет. Там оно проросло растениями, в нём поселились насекомые, а потом он его нашёл. Так в первой версии появились растения и ящерицы. Только вот в моём идеальном мире пианино должно перерасписываться раз в сезон. А с этим узором оно просуществовало несколько лет, после чего его расписал папа Димы, а ещё позже мы превратили его в дракона с огромными крыльями.

В прошлом году мы плотно сотрудничали с группой Panivalkova. О них написали Vogue, L’Officiel, Harpers Bazaar. Учитывая, что год назад это была малоизвестная группа с ограниченным бюджетом, мы добились всего, чего хотели.

Вот к ребятам из BRUTTO я никогда не прикасаюсь по поводу стиля. Это для меня и странно, и понятно: у них есть определённое видение, в котором они органичны. Я могу заставить их надеть смокинги, но зачем? Это будут не они. BRUTTO дают мне создавать моих минотавров, а я не трогаю их New Balance.

Для группы «Правиця» мы создали эксклюзивные вытынанки. Это узор, сделанный по принципу снежинок, когда ты несколько раз складываешь ткань, вырезаешь, после чего раскрываешь и держишь в руках целую картину. Всё это вырезается из кожи с помощью лазера.

На «Евровидении-2017» ONUKA произвела фурор среди европейцев. Над костюмами работала Patoka Studio. Как родилась идея и с какими сложностями пришлось столкнуться?

Мы понимали, что должны сделать что-то по-настоящему фееричное, костюмы, которые ещё никогда и нигде не были заявлены. Ната сказала, что её очень вдохновляет клип Бьорк «All Is Full Of Love», который в своё время разорвал мир. Мне пришлось пересмотреть много скетчей и иллюстраций с изображениями компьютерных персонажей, женщин-роботов.

Сложность в том, что костюм надо правильно построить: в отличие от игры, он не может состоять из монолитных деталей, в нём нужно двигаться. На первую примерку все элементы приклеивались точечно на клей — когда девушки одевались, сегменты смещались и им приходилось по несколько часов стоять, чтобы мы могли всё правильно зафиксировать. Потом, когда детали были откорректированы, каждый элемент настрачивался на ткань.

Мне кажется, вышло здорово. В кадре это смотрелось необыкновенно и нас не пугал диссонанс между группой и оркестром в народных украинских костюмах. Мы наоборот хотели, чтобы всё было максимально контрастно: это девушки из будущего, современный мир, а это наши традиции, наша гордость. В проекте ONUKA мы всегда стараемся миксовать традиции, настоящее и будущее.

В проекте ONUKA мы всегда стараемся миксовать традиции, настоящее и будущее

Настало время моего любимого вопроса о бесплатном труде. Есть ли на украинской сцене артист, образ которому ты уже придумала и руки чешутся предложить сотрудничество? И Бог с ним, даже если бесплатно.

Конечно. Моя юношеская мечта — поработать с группой 5’nizza. Их музыка — моя молодость, кусочек меня. А из молодых ребят — «Один в Каное», уникальные музыканты. То, что они делают, не вписывается в каноны украинского шоу-бизнеса. Виджеинга нет, костюмов нет, при этом битком набитые залы — это очень круто. Здесь, скорее всего, срабатывают тексты, они задевают за живое.

Давай теперь поговорим о команде. Классно, если все звёзды на небе сошлись и несколько самобытных, искусных мастеров вдруг встретились в одной студии, с полуслова поняли друг друга и стали творить. Но вероятность этого крайне мала. Как ты искала своих людей?

В Украине нет школы, где могли бы учить чему-то подобному, поэтому я не питаю иллюзий уже много лет. Я беру людей, в которых вижу потенциал. Обычно вначале мастера специализируются на чём-то конкретном, но проходит время, и они становятся универсальными солдатами. За всё время работы у меня был только один человек из Киевского национального университета технологий и дизайна, хотя это так странно, правда?

Я могла бы спросить, важен ли стиль в деятельности артиста, но не буду. Думаю, сегодня все понимают, что важен, причём сильно. Вопрос в другом: есть ли артисты, которым помощь в формировании стиля не нужна?

Время от времени ко мне приходят мальчиковые группы, которые в большинстве своём играют рок или что-то очень тяжёлое. Они просят что-то крутое, но при этом не сильно выделяющееся, приводят в пример U2 и Coldplay. Так вот, U2 и Coldplay так круто выглядят в растянутых майках потому, что у них есть хороший стилист, который им эти майки растягивает.

Сейчас такое время, когда нетрудно быть услышанным, но этого мало. На фестивалях я вижу очень много крутых исполнителей, но когда на сцене один сменяет другого, в визуальной составляющей ничего не меняется

Вакарчук самодостаточен, Бумбокс самодостаточны, ребята из BRUTTO самодостаточны. Но это «киты», которых ты будешь любить вопреки. А молодым нужна помощь, самоидентификация.

Помнишь примеры, когда артист «не работал», пока не нашёл свой собственный стиль? Как, скажем, Лана Дель Рэй, которую не замечали без образа и под именем Лиззи Грант.

Оля Полякова. С ней мы работаем исключительно по кокошникам. Но каждый из них — это самолёт, который конструируется по всем законам физики. Они вспыхивают, делают что угодно. Круто, когда у артиста есть имиджевая фишка. Идеально — когда можно узнать артиста тембрально по радио. Фраза «а я думал, это кто-то другой» — самый плохой комплимент для артиста, даже когда его сравнивают с Мадонной. Хотя нет, с Мадонной можно. (смеётся)

Если сказать «шляпка» — среди селебритиз это Катя Осадчая. Если «платочек на микрофонной стойке» —  Вакарчук. Если «кокошник» — Полякова. Я не могу простоять в кокошнике больше пяти минут. Оля — артист, и танцует в нём синхронно с балетом на огромных каблуках.

Бывало такое, что костюм разваливался в процессе примерки или съёмки? Иногда ведь приходится отталкиваясь от небольшого бюджета, что может сказаться на качестве.

У нас всегда есть краш-тест. До того, как отдать что-либо заказчику, мы это что-то роняем, бросаем, валяем по полу. Всё, что отпадает, собираем, приклеиваем и повторяем эту процедуру до того момента, пока от предмета не отлетит ничего. Первый кокошник, который мы сделали для Поляковой, прожил 3,5 года, при том, что работал минимум раз в неделю. Он был выплетен из волос, и Оля вернула его на реставрацию только потому, что цвет волос изменился, потускнел. Если я понимаю, что проект супермалобюджетный, я не предлагаю сложных конструкций, которые могут не выдержать. Мы либо делаем хорошо, либо не делаем вообще.

Фраза «а я думал, это кто-то другой» — самый плохой комплимент для артиста, даже когда его сравнивают с Мадонной. Хотя нет, с Мадонной можно

Ты украинская безумная шляпница. В октябре прошлого года мы видели фотосессию украинских звёзд в уборах твоего проекта Nagolovy. Будет продолжение?

Нам часто звонят с просьбой взять тот или иной головной убор в аренду. Но мы не имеем права сдавать в аренду то, что принадлежит артисту. Так пришла идея создать сервис аренды головных уборов. Фотосессией, которую мы делали на Хэллоуин, я очень довольна. Мне приятно, что все артисты смогли выкроить время и принять участие, никто не отказался. Это очень показательно, нам доверяют.

Ну и конечно же я мечтаю, чтобы ты поделилась со мной каким-то секретом. К примеру, что этот невероятный головной убор для образа великомученицы из клипа BRUTTO «Середні віки» на самом деле сделан из железных форм для выпечки кексов.

Созвездие из клипа «Vidlik» было создано из 1000 шариков для настольного тенниса и длинных шпажек, которые обычно используют в кулинарных целях. Хотя всё, что мы делаем — это странные вещи, иногда из очень неожиданных материалов.

Миксы недели: Jamie xx, BADBADNOTGOOD и другие