Yuko и реальная дичь

,

09 февраля 2018

1042

0

Музыка Yuko — это смесь перекрученных народных текстов и шальной электроники, которая способна возглавить рейвы не только в Украине, но и далеко за её пределами. Самое интересное переосмысление фольклорных тем за долгое время.

В преддверии большого концерта в клубе Atlas участники группы Юлия и Стас рассказывают о своём дебютнике «Ditch» — лучшем альбоме 2017 года по версии Comma.

Авдеевка, Донецкая область. 11-летний школьник Стас Королёв засунул петарду в ручку и поджёг, при взрыве осколок попал ему в лицо — и парень лишился глаза. Отходя от травмы, Стас впервые почувствовал острое желание найти себя и решил заняться музыкой. Записался в музыкальную школу, освоил гитару и фортепиано. Дальше было несколько групп в Харькове, Донецке, даже гастроли по Китаю с каверами на Eurythmics и Queen.

Анапа, Краснодарский край. С трёх лет Юлия Юрина выступала с образцовым ансамблем казачьей песни «Соловейко», пела «Ой Марічко, чичері» и другие номера. Ближе к совершеннолетию она воспользовалась приглашением украинской диаспоры, переехала в малознакомый Киев и поступила на фольклористику в Университет культуры.

Их свело вместе шоу «Голос країни». На слепом отборе 26-летний Стас перепевал «Reckoner» Radiohead, используя электрогитару, драм-машинку, лупер и шейкер — его голос дрожал, а пальцы ошибались. 21-летняя Юля исполняла «Сухопляс», душераздирающую народную песню о матери, сыне и войне, в сопровождении одного лишь барабана — напористо, грубо, возможно, даже слишком. Оба впечатлили жюри. Оба попали в команду Ивана Дорна.

Юля: Я Стасу сразу не понравилась.

Стас: Я подумал, чё это она ко мне лезет?

Юля: Просто я начала осваивать Fruity Loops, записала первый электронный трек, сняла на него клип. Для меня это было так здорово: я всю жизнь занималась фольклором, народными песнями, а тут наконец начала делать что-то своё. На конкурсе я подсела к Стасу и завалила вопросами: «А что это за драм-машинка? А как здесь нажимать? А что тут делать?»

Когда Стас выбыл как конкурсант, звёздный тренер попросил его вернуться и помочь Юле с кавером на «Веснянку» ДахаБрахи. Так неожиданно началась история Yuko — дуэта, участники которого, казалось бы, говорят на разных музыкальных языках. Юля слушает Скриптонита, группу «Хлеб» и песню IC3PEAK «Грустная сука». Стас любит Radiohead, Tame Impala, Jaga Jazzist. На первом же совместном джеме ребята придумали черновики треков «Кінь», «Русалочки», «Хороша», но вокруг продолжали сыпаться искры.

Юля: Стас — специфический. Первые полгода я была вообще в шоке. Он мог что-то сказать, резко отрезать, а я хожу и думаю: «Сейчас уйду домой и больше сюда не вернусь, никогда не буду работать с этим человеком». Через какое-то время я поняла, что это просто специфика общения. Думала, что это я импульсивная и ненормальная, но оказалось, что тут всё ещё хуже.

Стас: Юля — очень своеобразная. Не могу сказать, что упрямая. Но чтобы всё было хорошо, с ней нужно очень много говорить. Сам я дёрганый, капец. Но Юля знает, как со мной работать.

Юля: В нашем первом EP «Shchebetuha» некоторые моменты приходилось отвоёвывать. Например, с треком «Машенька». Стас всю ночь не спал, записал бас, выслал — и у меня истерика, потому что получилось какое-то кантри. Целый день мы потратили на споры.

Стас: В итоге оставили бас в коде, потому что я сказал, что за коду буду грызть глотки. Или вот работаем мы над альбомом два-три месяца, я уже рассказываю всем о том, как круто получается. Едем в Харьков, в дороге приходит обложка сингла «Люли Люли», начинаем обсуждать — и всё, срёмся в общем чате, оборачиваемся друг к другу, что-то доказываем.

Юля: Причём ссора из-за мелочи — цвета разворота, горчичный или розовый, и поворота головы. Четыре часа пальцы стирались в кровь.

Стас: Но я уже убедился, что Юля — охуенная. Если я не уверен, а она уверена — можно прислушаться. В конце концов, я всю жизнь стремился к коллективному творчеству, пятьдесят на пятьдесят. Так интереснее всего.

Юля: Раньше у нас было много конфликтов, но мы учимся доверять друг другу. Просто каждый человек воспринимает мир по-своему, перекручивает так, как видит — и от недосказанности могут нарастать конфликты. А если прямо и спокойно обсуждать то, что не нравится, всё будет хорошо.

Фольклор у Yuko странный, искажённый, неправильный — по крайней мере, в общепринятом представлении. Во-первых, Юля оставляет только тексты, а мелодии придумывает свои. Во-вторых, даже по текстам порой сложно угадать их географию.

Юля: Когда я ездила с культурной экспедицией в Краснодарский край, станицу Благовещенскую, то много общалась с местными бабушками. Они говорят не на русском, не на украинском, а на смешанном кубанском говоре. При этом поют песни Житомирской и Киевской областей, считая их родными. В своей дипломной работе на четвёртом курсе я сравнивала украинские песни с теми, которые записала на Кубани, и они практически идентичны.

Нам часто говорят, что мы поём не на украинском. «Заєнька», «Маша» — все идентифицируют эти песни как русские, хотя они из Житомирской области, Чудновского района, села Росийские Пилипы (ныне Пилиповка – прим. ред.). Их записал мой преподаватель Синельников Иван Григорьевич от своей бабушки. Они — украинцы-староверы. При этом нам прислали видео девочки из Беларуси, которые поставили танец под «Заєньку», слыша в ней белорусский фольклор. Всем так важна идентификация, чья это песня, украинская или русская. 

Людям проще мыслить категориями, но на самом деле, мир устроен гораздо сложнее.

В музыке Yuko свои вызовы. Раз в три месяца Стас существенно обновляет сетап. Бывает, он сочинят трек целиком на ноутбуке, и когда выясняется, что сыграть его вживую на уже купленных инструментах невозможно, наступает время перемен. А бывает, достаточно потрогать в магазине ProDJ свежий синтезатор Korg Minilogue, влюбиться и купить себе такой же. Ребята испытывают постоянную жажду новых технологий и музыки.

Стас: Наслушался Flying Lotus и Thundercat — начинает зашкаливать информативность треков, больше звуков одновременно, меньше повторов. Наслушался хип-хопа ночами в гостях у Игоря Бирюченко (барабанщик группы «её» – прим. ред.) — появляется бочка и тяжёлый бас.

Юля: Мы только начинаем разбираться в звуке.

Стас: Для нас любой стиль, любой способ делать музыку — это большое открытие.

Поначалу треки создавались по понятному сценарию: Стас джемит, Юля напевает тарабарщину, они всё записывают, а потом развивают самые удачные фрагменты. Но ближе к записи дебютного альбома «Ditch» процесс значительно усложнился.

Юля: Бывает так, что я прихожу и говорю: «Хочу такую песню, чтобы бам-бам-бам!» Приношу текст, набрасываю что-то во Fruity Loops — это Стас у нас мастер по Ableton и железкам, а я могу набросать мелодию во Фрутике, найти интересные звуки, вырезать и отдать ему.

Стас: Так начиналась «Гребля», самая яркая вещь в альбоме. Юля ходила и говорила: «Давай сделаем быструю песню». Отвечаю: «Ну, записывай вокал, что-нибудь придумаю». Юля записала, а я несколько дней смотрел и не понимал, что с этим делать. Вроде придумал основу, но всё равно что-то не то. И тут Юля во Fruity Loops набрасывает охапку всяких штук, приносит, мы закидываем всё в проект и собираем из этого аранжировку. Причём если бы мы активно слушали хардбас, вышло бы скучно. А так как это совсем не наше — звучит необычно.

Юля: Ты не поверишь, но меня на эту песню вдохновила группа «Хлеб».

Стас: Или взять «Люли Люли». Я баловался с новым лупером и развернул задом наперёд фрагмент «Маши». Юля начала напевать, добавилась прямая бочка — и получился Бенни Бенасси. Мы играли трек в таком виде на Atlas Weekend, но это пока звучало вторично. И тут Дорн говорит: «Попробуйте сделать биточек как в Танце пингвина». Мы такие: «Ну, океей». Даже если нам не нравится то, что предлагает Ваня, обычно это всё равно даёт результат, в этом мы уже убедились. Включили «Скрябина», засомневались, но всё-таки попробовали. Конечно, получился полный бред. Показали Ване — оказалось, что он имел в виду не оригинал, а свой кавер! Тогда мы «сняли» барабаны с кавера, а заодно Ванины придыхания, вшитые в ритмы, подогнали всё это под песню, ускорили — и получились «Люли Люли». Не факт, что даже Ваня об этом знает. В итоге если студийная версия «Водубьору» занимает 12 звуковых дорожек, то «Люли Люли» — больше 50.

Юля: Однажды мы просто баловались с семплером, записали вокал, зациклили, сверху ещё один, потом ещё и ещё — эта зарисовка пролежала на полке несколько месяцев, мы долго ждали, пока она дозреет. Потом поменяли текст, добавили биточек, прикольный игривый синт — и получились «Качки», одна из самых позитивных наших песен.

Стас: Планировали интро, а вышел полноценный трек. У нас большинство вещей получается спонтанно. Ты думаешь, что это черновик, и расслабляешься. Я так иногда Юлю обманываю, говорю: «Спой хоть как-то, потом перепишем» — и оставляю как есть. Потому что получается офигенно, а когда стараешься — не так. Я прошёл ту стадию, когда всё выравниваешь по сетке, и в итоге твоя музыка звучит рафинированно. Процентов 40 нашего материала — это первые дубли, импровизации, даже с лажами, лажи — это же круто.

Юля: В «Маше» и «Маке» лажи по вокалу.

Стас: В «Маке» синт играет криво, а от концовки я до сих пор в шоке. Я обычно как делаю — набрасываю любой дичи, а там что-нибудь понравится. А тут Юля говорит: класс, так и оставляй. Я сомневался, что стоит перегружать, но Юля настояла. Ответственность поделим, говорит.

Юля: Ну а что, у XXXTentacion вообще биты и басы так перегружены, что уши кровоточат и взрываются.

Стас: Можно я про Юлю скажу ещё пару слов? Юля — человек, который до сих пор преподносит мне сюрпризы. Ты привык, что вот оно, первое впечатление, и таким, скорее всего, человек и будет. А она, оказывается, и такая, и такая, и вот эту музыку слушает, и это знает, и тем интересуется. Класс.

Для нас любой стиль, любой способ делать музыку — это большое открытие

С тех пор, как Стас неуверенно перебирал струны гитары под «Reckoner», а Юля неистово била в барабан, эти двое не просто нашли себя в музыке Yuko и раскрепостились — они вовсе слетели с катушек. Практически с каждым концертом ребята меняют всё от аранжировок до цвета волос. Поклонники узнают их на улицах, напевают вслед «ішла маша з-под дуброви» и «ой, я в бору воду бьору», просят сфотографироваться, даже посвящают татуировки.

Попасть на первый открытый концерт Yuko в «Алхимике» было практически невоможно. Позже на Atlas Weekend парочка накрыла фестивальную толпу диким рейвом, но сет длился меньше часа и показалось мало. Зато уже 9 февраля в клубе Atlas поместятся все желающие. И мало не покажется.

Фото: Оля Закревская
Дизайн: Дмитрий Недобой

  Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
Пульс #1: микс лучшей электроники января