Рус Укр
Возвращение 5’nizza: белая вата, красная вата не лечит солдата
Возвращение 5’nizza: белая вата, красная вата не лечит солдата

Никто не верил, что эти двое снова объединятся, да ещё и со старыми песнями. В музыкальном плане они — как кошка с собакой. Когда SunSay ушёл в эксперименты с хип-хопом, дабом, электроникой, африканскими мотивами, а сольный Сергей Бабкин вырос в современного барда, стало ясно, почему 5’nizza прожила недолго.

Вместе с тем, никто не сомневался, что эти двое снова будут вместе. Потому что почему бы и нет. Противоположности притягиваются. И чем старше становятся люди, тем больше ценят редкие минуты дурачества. Остаётся только улучить момент.

Из спецэффектов — какой-никакой свет. Этого достаточно, все нужные спецэффекты — в их песнях

Случись эта история два года назад — стала бы однозначно светлым событием, с площадками побольше и туром подольше. Не было бы дискомфорта из-за того, что группа заявляет концерты одновременно в Украине и России. Не судачили бы о том, ради денег всё или ради творчества. Я и сам не понимал, как относиться к 5’nizza в 2015 году. Поэтому поехал в Харьков на первый концерт тура.

Это их город. Вот лицей, где они познакомились. Вот дом, где репетировали вечерами на кухне, а поклонники толпами собирались под окнами, чтобы слушать отголоски в форточке. Вот перекрёсток, где Сан и Сергей встретились в прошлом году и решили всё повторить.

Местный Дворец Спорта поменьше киевского, но всё равно толпа собралась впечатляющая. На сцене два человека и гитара. Из спецэффектов — какой-никакой свет и проекция названия группы на заднике. Этого достаточно, все нужные спецэффекты — в их песнях.

Всё как в старые-добрые. Бабкин в дурацком прикиде играет те самые аккорды, SunSay чеканит скороговоркой те самые тексты. То, что прошло столько лет, считывается лишь в нюансах: оба держатся на сцене уверенно, а голоса их отточены, без дёрганного и дерзкого ребячества.

Сан: «Мы не играли эти песни десять лет». Сергей: «Восемь». Сан: «Десять». Сергей: «Восемь». Сан: «Десять». Люди в зале оживились — эти двое снова спорят, но снова заодно. Мизансцену усилили два боковых прожектора, подсвечивая музыкантов крест-накрест — у Сана за спиной тень Сергея и наоборот. Все ведь помнят, что восемь. «Десять», — уступает Сергей и жмёт руку Сану.

Есть и три новых песни. Одна — больше SunSay («I Believe In You»), другая — больше Бабкин («Але»), а вот третья — та самая 5’nizza с игрой слов и буффонадой. На концерте они зашли хорошо, «Але» вообще сорвала долгие аплодисменты. Но старьё есть старьё. «Морячок», «Я с тобой», «Весна», «Немає куль» — люди пели их целиком, даже если 10 лет не возвращались к 5’nizza. Громче всего звучали слова «Ямайки», «Солдата», «Ты кидал» и «Натяни (на голову гондон)».

Помарки только добавляли атмосферы многотысячного квартирника. То у Бабкина отключилась гитара, то Сан спел «Это тебе» с листа и всё равно запутался в тексте, то Бабкин заиграл аккорды «Солдата», а Сан по инерции второй раз завёл «Ямайку».

В конце «Ушедшим слишком рано» Сан и Бабкин традиционно спели строки из песен важных для них покойных музыкантов, добавив и новую — «сука-любовь». Напоследок — «Нева», после которой глупо просить ещё.

Всё бы здорово, но перед «Солдатом» Сан говорит: «Эта песня посвящается всем солдатам любой армии». Сразу вспоминаешь, в какое время мы живём. И что после Харькова, Одессы, Киева и Минска у этих двоих концерты в Москве и Питере.

Эти песни давно существуют отдельно от людей, которые их сочинили. В каверах уличных музыкантов, во дворах под расстроенную гитару

Противоречивые ощущения исчезают, когда после концерта заходишь на станцию метро Маршала Жукова. Платформа забита людьми, которые орут песни 5’nizza одну за другой. Едешь через полгорода, выходишь на любой станции — а там то же самое. «Я не помню, как я родился на свет, был он белым, бля, или зеленым — это не важно». Такого хора в подземке не было даже после «Океана Ельзи».

Эти песни давно существуют отдельно от людей, которые их сочинили. Они живут в каверах уличных музыкантов, во дворах под расстроенную гитару, а теперь и на станциях метро. Не так важно, что заставило Сана и Бабкина пожать руки на сцене. Они здесь второстепенные персонажи с туманными целями. Настоящий концерт случился в зале. Люди собрались попеть песни, которые для них что-то значат. Песни тех времён, когда мы все были здоровы.

На концерте в Харькове полный зал. В Киеве солд-аут. В Москве и Питере тоже. Сам факт того, что россияне в таком количестве пойдут на украинскую группу, а украинцы ходят на On-The-Go и Long Arm, показывает, что по обе стороны есть люди, для которых человеческое важнее политического. Люди, которые хотят одного и того же. Но большинство продолжает видеть друг в друге только белую вату и красную вату.

Фото: Александр Поддубный

В тему
Андрей Хлывнюк: о рок-н-ролле и людях
Андрей Хлывнюк: о рок-н-ролле и людях
Свидетели Гедонизма: новая жизнь Труханового острова
Свидетели Гедонизма: новая жизнь Труханового острова
Записки с Atlas Weekend 2016
Записки с Atlas Weekend 2016
Дневник UPark Festival. День 2: Muse, Hurts, Poets Of The Fall, My Vitriol, ШАNA
Дневник UPark Festival. День 2: Muse, Hurts, Poets Of The Fall, My Vitriol, ШАNA
Всего 1 коментарий Написать комментарий
Макс Вектор
0
Макс Вектор
29 Мая в 16:00 2015
отличный концерт, отличные выводы! и фото Поддубного просочились повсюду :)