Рус Укр
Ефим Чупахин: «Есть вата, а есть вышивата, и это одного поля ягоды»
Ефим Чупахин: «Есть вата, а есть вышивата, и это одного поля ягоды»

Некоторые мысли, роящиеся в голове и сердце, не подходят ни к какой другой музыке, кроме джаза. Концертная программа Acoustic Quartet «Предчувствие нового» — о том, что происходит лично с каждым из нас, а ещё о том, что мы переживаем всей страной. Как мы превращаемся в единую нацию. Я верю, что война заканчивается, и мы движемся к чему-то интересному. Это и хочется передать в музыке.

Чтобы полюбить джаз, достаточно быть открытым

Нужно уметь слушать джаз. Возможно, почитать о контексте. Если мы говорим об альбоме Майлза Дэвиса «Kind Of Blue» — зайти хотя бы на Википедию, узнать, почему он считается великим. С другой стороны, это слишком серьезный подход. Ведь мы просто включаем музыку и воспринимаем её на уровне «нравится» / «не нравится».

Чтобы полюбить джаз, достаточно быть открытым, не бояться самого слова «джаз». А ещё важно сходить на хороший джазовый концерт. Ведь любая хорошая музыка — это энергия, которая чувствуется именно на живых концертах.

Знакомство с джазом я советую начинать с традиций: Нэт Кинг Коул и его вокальные альбомы, совместные работы Луи Армстронга и Эллы Фитцджеральд. Кому-то это покажется классным, другие скажут: «Дайте посвежее, чтобы я протащился». Тогда я назову The Bad Plus и Esbjörn Svensson Trio. Для тех, кому хочется больше грува, есть Херби Хэнкок с альбомом «Head Hunters».

Я смотрю на то, что делают пианисты Брэд Мелдау и Джеральд Клейтон, контрабасист Авишай Коэн — это сильно помогает мне в творчестве.

Пытаюсь постичь Колтрейна, но он, конечно, сложный дядька. Нужно время, чтобы прочувствовать его как нужно.

Сейчас я порван в клочья альбомами Flying Lotus. Хочу послушать нового Кендрика Ламара. D’Angelo ещё хорош. Ну и мне уже давно не даёт покоя Джеймс Блейк. Я был на его концерте в Нью-Йорке.

В Харькове многие то ли стараются не понимать, то ли действительно не понимают, что происходит

В прошлом году я писал музыку для фильма «Крым внутри». Для 20-минутной короткометражки мы записали материала на два альбома. В процессе я читал о строении татарских ладов, слушал музыку, которую советовали знающие друзья — пианист и крымский татарин Руслан Болатов и очаровательная вокалистка Эльвира Сарыхалил. В татарской музыке намешаны и азербайджанские, и многие другие лады. Я много изучал, играл — по-моему, звучит похоже.

Я участвую в проекте документального фильма о Мустафе Джемилеве. Мы даже встречались с ним. Потрясающая личность, настоящий лидер. Под фильм запущена краудфандинг-кампания на Big Idea, одновременно проект подают на несколько грантов.

Как-то раз жена нашего барабанщика Серёжи Балалаева сказала: «Ребята, вам надо сделать прикольный проект с Кузьмой Скрябиным». Мы, как серьёзные парни, решили уничтожить песни Кузьмы джазовыми аранжировками, чтобы он сказал «Вау!» Сделали, выслали, а Кузьма такой: «Чуваки, шо це? Я ж так не можу, це занадто, давайте простіше». Мы начали обсуждать Nouvelle Vague, Gabin, и он сказал: «От давайте щось ближче до того». Так всё трансформировалось в музыку, удобную и для него, и для нас, и для аудитории. Кузьма был крутым, при этом не боялся признаться в том, в чём он не крут. Мог сказать на концерте: «Ой, ми разом небагато грали, зараз побачим, як воно буде».

Харьковские музыканты очень сплочённые. Нас просто немного. Мы все друг друга знаем, тусуемся на одной точке. Здесь другой темп, а значит, есть больше времени для экспериментов и «а давайте попробуем». Последние полтора года были сложными, но музыкальная тусовка осталась дружной.

Здесь многие то ли стараются не понимать, то ли действительно не понимают, что происходит. Я стараюсь относиться к этому терпимо.

Не люблю крайностей. Если кто-то съездил в Россию с концертом — начинают клеймить. У меня много друзей из Москвы и Санкт-Петербурга, у которых стоит поучиться адекватности многим моим товарищам из Киева и Львова. Я считаю врагом не Россию, а российское правительство. Россия — большая страна, в которой невероятно много классных людей. Просто если смотреть российское телевидение в течение недели, можно начать покупать иконы с ликом Путина. Надо находить силы этому противиться.

В песнях Серёги Бабкина острота была до конфликта, а сегодня они звучат ещё острее

Полгода назад мы выступали с Сергеем Бабкиным в Москве. Сыграли кавер на «Пой» Андрея Макаревича. Это когда Макаревич уже был, как там его назвали, национал-предателем. Помню, участники «Машины времени» писали Серёже, что это один из лучших каверов. Так вот, мы сыграли его, а ещё четыре украинских песни, да и вообще много номеров в остром ключе. Например, «Полюби политика», после которой нам могли бы запретить играть. В песнях Серёги острота была до конфликта, сто лет назад, а сегодня они звучат ещё острее.

После того концерта ВКонтакте посыпались комментарии: «Вы бы ещё шины зажгли здесь», «Давайте, машите украинскими флагами». Всякие грубости. Мы смеялись, и всё же понимали, что это жесть. Когда смотришь на людей в зале, тебе кажется, что они все такие милые, столько девочек и мальчиков с широко открытыми глазами. А потом оказывается так. Но всё равно мне кажется, что неадекватных людей на наших концертах меньшинство.

Для меня загадка как человек может заслушиваться Онукой, а потом писать: «Вижу, Онука будет выступать в Москве — всё, стираю альбом». Ну что это за колхоз? Слышал, её концерт в «16 тоннах» таки отменили — вот и зря. Меня это уже порядком злит. Есть вата, а есть вышивата, и это одного поля ягоды. Крайняя неприязнь рождает только ответную неприязнь.

В тему
Точка пересечения: «Вагоновожатые» и SINOPTIK
Точка пересечения: «Вагоновожатые» и SINOPTIK
Нино Катамадзе: «Иногда приходится забывать о себе и согревать других»
Нино Катамадзе: «Иногда приходится забывать о себе и согревать других»
Самые впечатляющие джазовые альбомы: выбор украинских музыкантов
Самые впечатляющие джазовые альбомы: выбор украинских музыкантов
Иван Дорн — о новой джазовой программе
Иван Дорн — о новой джазовой программе
Всего 1 коментарий Написать комментарий
Yurii Syrotenko
3
Yurii Syrotenko
19 Марта в 14:43 2015
Замечательное интервью. Все по делу.