Рус Укр
Holy Esque: «Сложнее всего ломать те барьеры, которые мы ставим сами»
Holy Esque: «Сложнее всего ломать те барьеры, которые мы ставим сами»

Ты пару раз называл свой голос «до хрена странным» и признавался, что толком не умеешь петь. Что заставило тебя всё же поверить в себя, возглавить группу и выйти на сцену?

Вера в себя укореняется постепенно. Ты даёшь больше концертов, больше людей проникаются видением и идеями твоей группы, тебе становится более комфортно в собственной шкуре и, в конечном счёте, ты больше веришь в себя как личность. Я всегда хотел петь в группе, так что знал, что однажды буду.

Ваш дебютный альбом продюсировал Джон Шуманн, работавший с Kent, Kashmir, Mew. Он только совершенствовал ваше звучание или, может, ещё и влиял на стиль, структуру песен, приёмы исполнения?

Джон — наш близкий друг, он помог группе подняться на новый уровень. Я полагаю, на своём жизненном пути многие артисты встречают других творческих личностей, которые действительно понимают, чего те пытаются добиться, и предлагают руку помощи, подталкивают в правильном направлении. Джон Шуманн — один из таких людей для нас. Он был вовлечён во все аспекты, которые ты назвал. Он — очень важная деталь головоломки, из которой получился «At Hope’s Ravine».

Многие события игнорируются и я подумал, что было бы интересно написать об этом, пролить свет на трагизм, даже если в итоге эти тексты пойму и прочитаю только я

Ты однажды упомянул, что некоторые песни Holy Esque вдохновлены художественной литературой, например, «Doll House». Ты имел в виду Генрика Ибсена? Есть ли у вас ещё песни, вдохновлённые книгами?

Это не был конкретно Ибсен, вдохновила, скорее, литература как жанр. Других треков, вдохновлённых книгами, пока нет, но это идея, которую я несомненно возьму во внимание, когда начнётся работа над вторым альбомом.

«Doll House», «Ladybird Love», «Oslo» — все эти песни посвящены проститутке. В некотором смысле, ты систематически романтизируешь эту профессию. Что именно тебя привлекает?

Отчаяние и уязвимость, всегда находил этот образ интригующим. Такой беспомощный и тёмный краеугольный камень дна общества. Многие события игнорируются и я подумал, что было бы интересно написать об этом, пролить свет на трагизм, даже если в итоге эти тексты пойму и прочитаю только я.

Как сильно вы вовлекались в работу над последними клипами Holy Esque? По-моему, экранизация «Hexx» стала интересным и очень органичным продолжением песни.

До недавних пор мы делали видео сами, но с последними синглами нам помогает Уильям Кеннеди. Мы дали режиссёру полную свободу и это здорово повлияло на результат. Согласен, ему удалось идеально передать эмоции в «Hexx», использовав призму собственного представления о юношеской любви.

Многие группы говорят о музыке как единственном выходе для них, а ещё об удовольствии, веселье, светлой стороне быта музыканта, упоминая, конечно, и изнурительный труд, но лишь единицы, как вы, упоминают жертвы, на которые вынуждены идти. С какими жертвами вам пришлось смириться во имя музыки?

Весьма интересно, что в современной мире группы преподносят идею музыки как нечто гламурное. По факту этот гламур может позволить себе только высший эшелон. Ты жертвуешь семьёй и друзьями, а в нашем случае ещё и сливаешь на эту затею кучу денег, особо не зарабатывая. Это настоящая борьба с индустрией, которая морит тебя голодом, но мы всё равно продолжаем, как всегда с надеждой на что-то большее.

В ваших песнях царит дух эскапизма. В связи с этим я попросил бы тебя закрыть глаза и представить место, в котором ты чувствуешь себя спокойно, защищённо, совершенно расслабленно. Что это за место?

Отличный вопрос, но, к сожалению, я пока не обнаружил для себя этот рай. Мне предстоит долгий путь.

Ваши песни ещё и об отрицании и разрушении стен, ограничений, стереотипов, предубеждений в обществе. По-твоему, какие стены ломать сложнее всего?

Точно, в наших песнях есть всё, что ты перечислил. Сложнее всего ломать те барьеры, которые мы ставим сами. Я искренне верю, что величайшая борьба всей жизни происходит с самим собой, в сознании каждого из нас. Если ты можешь подчинить себе сознание, то не важно, какие нерушимые стены встретятся на пути, ты сломаешь их.Наша жизнь — это наш образ мышления, развивая его, ты двигаешься вперёд. Я не говорю, что научился контролировать своё, но таков мой ответ.

Пару лет назад шотландцы жили референдумом о независимости, который в итоге провалился. Музыканты тоже открыто вовлекались в дискуссии. Поскольку песни Holy Esque отражают не только ваш внутренний мир, но и глобальные темы, посмею спросить: каково ваше мнение в вопросе независимости Шотландии?

Лично я стараюсь быть политически осведомлённым, в Шотландии и за её пределами. Я нахожу политику очень интересной, в определённой мере. Если чересчур увлечься, дальше всё мрачно. Мы — за независимую Шотландию. Я считаю, выгоды от этого шага варьируются от хороших до выдающихся. К сожалению, мы стали первой страной в истории человечества, которая, охваченная страхом, отвергла независимость. Я бы очень хотел добиться повторного голосования, но не вижу возможности, по меньшей мере, в ближайшие лет двадцать. Мы живём в неопределённые времена, посмотрим, что приготовит нам будущее.

Какие три альбома ты бы взял с собой на необитаемый остров?

Joy Division «Unknown Pleasures», BRMC «Howl» и что-нибудь из The Jesus & Mary Chain.

Holy Esque выступят в киевском клубе Sentrum 12 мая, начало в 20:00, на разогреве Tape Flakes. Билеты в продаже.

В тему
Точка пересечения: «Вагоновожатые» и SINOPTIK
Точка пересечения: «Вагоновожатые» и SINOPTIK
Нино Катамадзе: «Иногда приходится забывать о себе и согревать других»
Нино Катамадзе: «Иногда приходится забывать о себе и согревать других»
Иван Дорн — о новой джазовой программе
Иван Дорн — о новой джазовой программе
Андрей Хлывнюк: о рок-н-ролле и людях
Андрей Хлывнюк: о рок-н-ролле и людях
Комментариев пока нет.