Рус Укр
Самые впечатляющие джазовые альбомы: выбор украинских музыкантов
Самые впечатляющие джазовые альбомы: выбор украинских музыкантов

Ефим Чупахин
клавиши

Первый альбом, который взорвал мой маленький криворожский внутренний мирок, это «Голос Небес» харьковского бэнда Схід-Side. Чтобы было понятнее, поскольку такой группы уже нет, скажу, что все музыканты коллектива сейчас хорошо известны украинским меломанам. Это Дима Александров, Денис Дудко, Саша Лебеденко и, к сожалению, покойный Володя Шабалтас. Схід-Side показал мне, что необязательно иметь европейское или американское гражданство, чтобы делать невероятно крутую музыку. Импровизацию Дудко в одном из треков я могу напеть, проснувшись среди ночи. Ну, почти могу.

Потом были альбомы Брэда Мелдау «Songs: The Art of the Trio Volume 3» и Билла Эванса «Sunday at the Village Vanguard». Самые знаковые «пианистические» альбомы для меня в какой-то момент. У Брэда Мелдау такой свежий, современный что ли звук, сногсшибательная техника, потрясающей красоты мелодии и очень эмоциональная музыка. А у Билла Эванса все довольно сдержанно, но всегда точно, нежно и очень красиво. Он для меня джазовый Бах, а дядя Брэд — Шопен.

Егор Гавриленко
бас

В топ моего избранного, несомненно, входит «Journey in Satchidananda» Элис Колтрейн. Мир синтеза индийской культуры и импровизированной свободы рождают тончайший орнамент арфы Элис и мистический саксофон Фараона Сандерса. На этой же полке по-хозяйски устроился альбом Джона Маклафлина «Making Music», записанный с титанами индийской классики Закиром Хуссейном и Харипрасадом Чаурасия. Этот альбом стал моим личным порталом в мир индийской культуры. Из новых-свежих имён, то есть наших современников, впечатлил альбом польского вокалиста Гжегожа Карнаса «Audio Beads». Манера исполнения, подход к вокальным линиям и музыкальной фактуре песен — всё подкупает эдакой зрелой непосредственностью, как будто перед тобой взрослый ребёнок. В этом списке также Анна Пасео c её последним альбомом «Сircles», в котором соединились все мыслимые грани музыкальных и эмоциональных палитр: красота гармоний и мелодических линий, ритмическая дерзость и этническая фундаментальность.

Усеин Бекиров
клавиши

Очень впечатлили и до сих пор впечатляют альбомы Херби Хэнкока «Maiden Voyage» и «The Imagine Project». Для меня это один из самых выдающихся пианистов современности, который не боится экспериментировать. При прослушивании музыки Хэнкока всегда находишь что-то новое. Даже если слушаешь произведение в сотый раз. Из последних отмечу «Luys I Luso» Тиграна Амасяна. Этот пианист мне близок, так как использует в своей музыке этнику. Музыка Тиграна заряжает энергией. Она очень техничная и полиритмичная.

Деннис Аду
труба

Первая музыка, которая на меня повлияла, это лучшие хиты Луи Армстронга. Их на кассету записал для меня однокурсник в музыкальном училище. После этого было много альбомов, в разное время повлиявших на мою жизнь. Могу перечислить некоторые из них: «Birth Of The Cool», «Milestones», «Round About Midnight», «Seven Steps To Heaven», «Working with Miles Davis Quintet», «Aura», «The Man With The Horn», «Bitches Brew», «Live At Fillmore» Майлза Дэвиса, «Clifford Brown and Max Roach at Basin Street», «Clifford Brown's Finest Hour», «Study in Brown» Клиффорда Брауна, Ли Морган «Procrastinator», Фреди Хаббард «Hub-Tones», «Ready For Freddie», «Red Clay», «First Light», Николас Пэйтон «Gumbo Nouveau», «Dear Louis» и много других. Из последнего — альбом Маркиза Хилла «The Way We Play». Мне очень нравится этот молодой трубач, слушал его в Нью-Йорке и рад тому, что он приедет в Киев и сыграет эту программу в Closer.

Наталья Лебедева
клавиши

Когда меня просят назвать любимого исполнителя, альбом, композицию, я откровенно теряюсь. К примеру, у Телониуса Монка, из классики, так скажем, очень нравятся композиции, интонации с острыми углами. У Чика (Чик Кориа – прим.ред.) — «привкус» фламенко, у Эсбьёрна Свенссона— скандинавская созерцательность и минимализм. Когда сидишь во Львове на Alfa Jazz Fest и слушаешь в течение короткого вечера Эсперансу (Эсперанса Сполдинг – прим.ред.) и Брэнфорда Марсалиса, лишний раз убеждаешься, что джаз — это вселенная, которая способна вместить несовместимое и контрастное, и можно бесконечно метаться от одной планеты к другой, так и не поняв до конца ни одну из них. До сих пор могу слушать импровизации Мишеля Петруччиани — такая ясность мысли, выпуклость, артикулированность. Или чудесные дуэты — рояль & вокал: Фред Херш и Норма Уинстоун, Джон Тэйлор и Норма Уинстоун. Как слова, талантливо написанные на инструментальную до мозга костей музыку, могут сделать её только интереснее. Недавно приезжали в Киев The Bad Plus. Я несколько лет назад съездила на них в Прагу. Для меня их музыка в большой степени саркастическая. Стёб. Иногда издевательский кавер. Вот хотя бы вспомнить однажды сыгранную ими «My Funny Valentine». Весь вопрос в том, какие эмоции ты хочешь получить в данный момент. Для музыканта — понятно, это информация. Но я не об этом. Эмоций и красок много, такова жизнь. Альбом, который в этом смысле весьма насыщен —«Rhizome» Фабиана Алмазана. И ещё Джон Эскрит. В моих рассуждениях определённая профдеформация, называю пианистов. Конечно, я люблю Хэнкока, неделями не вынимаю из ушей альбомы Брэда Мэлдау, трио Авишая Коэна и так далее. Но джазовая вселенная слишком огромная.

Лаура Марти
вокал

Последнее, что по-настоящему тронуло, очаровало и вдохновило, это новый альбом Vadim Neselovskyi Trio «Get Up And Go», который еще официально не вышел. Диск мне подарил и подписал лично Дима. Необычайный подарок оказался. Вадим Неселовский — очень интересный музыкант, невероятно тонкий, глубокий и выразительный. В каждой его композиции — своя история, своя жизнь, настоящие эмоции, искренность, безумно красивые мелодии, гармонии, ритм и неожиданные решения в плане аранжировок. Альбом «Get Up And Go» хочется слушать снова и снова, потому что с каждой нотой чувствуешь, что дышишь глубже, «увереннее стоишь на ногах» и радостнее смотришь вперед. Сразу хочется написать что-то своё. Очень правильное название альбома — «Вставай и иди».

10 сентября я выступала с новым проектом «Shine» на фестивале Equi Jazz. Хедлайнерами там было трио Чика Кориа с Авишаей Коэном на контрабасе и Маркусом Гилмором на барабанах. После фестиваля стала переслушивать всего Чика и открыла множество красивейших его альбомов. Он же невероятно плодовит! Например, достаточно старый альбом из ещё Chick CoreaElektric Band II под названием«Paint The World», в котором есть хорошо знакомая всем композиция «Blue Miles».

Марк Токарь
контрабас

В отрочестве я фанател от Led Zeppelin и King Crimson, и когда друзья поставили джазовую пластинку — Майлз Дэвис, «Bags’ Groove» — ухо было просто не готово к этому, попросил сменить диск. Который потом штудировал, прослушав сотни раз и зная каждое соло на память. Такое же гнетущее впечатление произвел альбом Дюка Эллингтона «The 1953 Pasadena Concert». Причём пластинку купил сам, по наитию, в магазине «Мелодия» за четыре рубля. Обломался на первых звуках и не возвращался к ней лет шесть вообще.

Первый джазовый альбом, на котором я открылся, это дуэт Диззи Гилеспи и Артуро Сандовала «To A Finland Station». Пластинка была украдена из львовского джаз-клуба (не мной) и подписана прямо на диске фонотечным номером 16. Эти два феноменальных трубача играли с очень шкодной и смешной финской ритм-секцией. Короче, меня прорвало. Я начал сгребать весь джаз у знакомых.

Доступ к информации был в те времена, мягко говоря, жестко дозирован. Развило меня знакомство и общение с джазовым меломаном Виктором Брандорфом. У него была огромная коллекция пластинок и записи программ Уиллиса Коновера на бобинах. Помню этот бархат баритона, который всегда начинал словами «Willis Conover speaking, this is the Voice of America Jazz Hour”. Его позывным были первые ноты «Take A Trane» Эллингтона.

Владислава Лефор
вокал

Меня очень многое трогает, как в музыке Колтрейна, Дэвиса, Монка, Мингуса, Билли Холидей, Сонни Роллинза, Уэйна Шортера, так и у современных авторов — Амброуза Акинмусира, Кристиана Скотта, Ларса Даниэльсона, Авишаи Коэна и других.

Но если говорить о самом впечатляющем, то это «Expression» Джона Колтрейна. Когда я услышала этот альбом, меня сначала охватила тревога, как будто ты покидаешь границы восприятия, к которым привык. Первый раз я его прослушала не полностью и вообще была обескуражена. Но через какое-то время погрузилась полностью и отпустила себя. Это, конечно, очень сильный опыт. Вообще Колтрейн создал нечто большее, чем просто красивые композиции, виртуозную игру и крутейшие в джазовой истории ансамбли. Большее, чем музыка в привычном понимании слова. Ведь музыка в основном апеллирует к эмоциям, а у Колтрейна это нечто более глубокое, полная осознанность и медитация. Безусловно, из поразивших меня альбомов я не могу не выделить «Kind of Blue» Майлза Дэвиса. Это так стильно и красиво, что дух захватывает. И ты даже готов простить Майлзу воровство идеи в «Blue In Green», так чувственно он её воплотил. Моя любимая джазовая композиция ever.

А самое свежее моё потрясение произошло этим летом на Alfa Jazz Fest, когда я услышала и увидела Эсперансу Сполдинг с программой «Emily's D + Evolution». Я могу выйти после концерта в слезах, могу без слов, могу безразличной или даже раздражённой, но после этой девушки испытала некую новую смесь ощущений. Это как будто ты спал-спал, а потом раз — проснулся. И столкнулся с современным миром в его разнообразии, динамике, свежести. Это очень живая музыка. Она рождается на смешении стилей и границ, в ней действительно важен текст, она далеко не многим джазовым музыкантам по душе, но для меня это как глоток свежего воздуха.

Дмитрий Александров
саксофон

Когда я начал слушать джазовую музыку, откровения, в музыкальном смысле, так и посыпались. Если говорить о саксофонистах, которые играют джаз, то их список очень велик. Более сотни исполнителей с разным стилем игры, так называемым почерком. От радикально громких, диссонирующих и неопрятно играющих до абсолютно стерильных красивых мелодистов и потрясающе свингующих котов. Я бы выделил альбомы тенор-саксофонистов, которые формировали и продолжают формировать мой жизненный путь: «The Bean» Коулмена Хокинса, «Like Someone in Love» Бэна Вебстера, «The Bridge» Сонни Ролинза.

«A Love Supreme» Джона Колтрейна — самый выдающийся, на мой взгляд, альбом в истории джазовой музыки. Наравне с «Kind of Blue» Майлза Дэвиса и многими шедевральными записями 20-го века. Когда я впервые услышал эту музыку, мои чакры открылись на все сто. Я не понял, что происходило в этой музыке, но дух этого действа посетил меня. Это сравнимо с молитвой.

Сергей Балалаев
ударные

Я люблю «Milestones” и «Nefertiti» Майлза Дэвиса, «Migration» Антонио Санчеса, «Invisible Cinema» Аарона Паркса, «Triology» и «Standard of Language» Кенни Гарретта, «Outbreak» Дэнниса Чемберса, «Locked In A Basement» Heernt. Но мега-мега — это «Uberjam» Джона Скофилда. Очень близкая мне по духу музыка, под неё я прожил отрезочек жизни. Это мастерство, красивые мелодии, очень вкусный и на тот момент ультрасовременный барабанщик Адам Деитч и, конечно же, «разговор на гитаре» музыкально-просветлённого маэстро с унесённым в космос слушателем.

В тему
20 самых ожидаемых украинских альбомов 2016 года
20 самых ожидаемых украинских альбомов 2016 года
Коли музика перевершує сама себе: Ібрагім Маалуф
Коли музика перевершує сама себе: Ібрагім Маалуф
Помешанный: Дэннис Аду
Помешанный: Дэннис Аду
Ефим Чупахин: «Есть вата, а есть вышивата, и это одного поля ягоды»
Ефим Чупахин: «Есть вата, а есть вышивата, и это одного поля ягоды»
Комментариев пока нет.