Рус Укр
«Безумный Макс. Дорога ярости»: кровью и потом
«Безумный Макс. Дорога ярости»: кровью и потом

В постапокалиптической австралийской пустыне, где, как и раньше, главные ценности — вода, топливо и оружие, суровый молчаливый одиночка Макс Рокатански (Том Харди) попадает в плен к поклоняющимся местному лидеру Несмертному Джо воинам. Его быстро провозглашают донором крови, присоединяют трубкой к одному маленькому, но задорному берсерку по имени Накс (Николас Холт), а затем для удобства передвижения цепляют на капот боевой машины.

Тем временем, однорукая воительница-бунтарка Фуриоса (Шарлиз Терон) и компания сбежавших наложниц Джо уходят от погони той самой армии на бронированной фуре, надеясь достигнуть обетованных «зелёных земель». Кинув беглый взгляд на происходящее, Макс понимает, что лучше ехать с бунтарками, чем обескровленным на вражеском капоте, перебирается на борт и помогает как может. А Макс, как мы знаем, может. Да и девушки на деле оказываются не хуже.

Рамки разбиваются в щепки где-то на десятой минуте и продолжают лететь весь фильм, только успевай уклоняться

Самое главное, что нужно знать о «Дороге ярости» это то, что весь шум и восхваления она заслужила честно, кровью и потом. Пока кинотеатры тонули в экранизациях комиксов, вялых попытках перепевать на новый лад классические боевики и вариациях на тему «Заложниц», Джордж Миллер просто снял лихой энергичный фильм, не думая ни о каких рамках. Рамки разбиваются в щепки где-то на десятой минуте и продолжают лететь весь фильм, только успевай уклоняться. Комиксы и ремейки стыдливо топчутся, потупив взоры, пока «Макс» с ревом моторов уносится в пыльную даль.

Заявленное в названии безумие переходит все границы, и готовить нас к нему никто не собирается. Здесь даже вместо экспозиции — череда погонь и больных радиоактивных фантазий (говорят, раскадровка создавалась до сценария, настолько визуальное повествование в «Дороге ярости» преобладает над диалогами). Приноровившись и пережив первую волну шока от диких скоростей, жжёных цветов пустыни и феерических выходок воинов Джо, понимаешь — то, что издали выглядит как всепоглощающий хаос и бесконтрольное буйство, на самом деле вполне продуманная подача информации. Каждая деталь рассказывает о мире, каждое действие рассказывает о персонажах. Хочется зааплодировать, вот только тебя вжало в кресло и в следующие два часа вряд ли отпустит.

«Дорога Ярости» — живой, сочный, без навязчивых формальностей экшн, страшный, отвратительный и величественный. Как долгий жуткий, но до мурашек увлекательный трип, в котором Босх встречает Дали под саундтрек Junkie XL. Армада Несмертного Джо разъезжает по пустыне с барабанами и привязанным к гигантскому нагромождению динамиков слепым гитаристом (в гитаре у него ещё и огнемёт). Машины то покрыты шипами, то встают на гигантские колеса, то обзаводятся гусеницами от танков. Население и лицами и нарядами если не выбралось из кошмарных снов, то теперь точно в них будет приходить. И всё это несется по бескрайним пейзажам, то выжженно-рыжим, то туманно-синим.

Да, сюжет в фильме простой, но он обогащен детальным действием до предела и не останавливается ни на секунду. К тому же иллюзия постоянной погони без диалогов создается тем, что все диалоги проходят либо в движении, либо с оружием в руках. Просто в мире «Безумного Макса» главное — выжить. А если хочешь выжить, останавливаться ни в коем случае нельзя.

Экшн, возведенный в высшую степень

Что ещё замечательно в «Дороге ярости», так это то, что в эру спецэффектов создатели стремились максимальное количество трюков ставить в реальности. Если машина сминается и взрывается, скорее всего, она действительно сминается. Если кто-то запрыгивает в соседнюю тачку с длиннющего гнущегося шеста — он действительно прыгает. Если на тросах у машины болтается гитарист, то это настоящий гитарист, с настоящей электрогитарой. Наблюдать такую хардкорную постапокалиптическую смесь Cirque du Soleil и хэви-метал концерта гораздо интересней и веселей, чем прыжки цифровых чудовищ и супергероев.

Отдельную славу «Дороге ярости» создали любители пошуметь в интернете. Осознав, что Макс в фильме будет присутствовать наравне с Фуриосой, и что фильм в целом о том, что спасение утопающих — дело рук (настоящих и механических) самих утопающих, часть мужского населения рассвирепела. Обещали «Безумного Макса», а показали «феминистскую пропаганду», сердились они.

Действительно, какая досада: жанр всегда процветавший за счет протагонистов-мужчин и женщин вспоминавший, как правило, в качестве вспомогательного элемента (чтобы было кого любить и кем жертвовать), внезапно осознал свою однобокость и решил развиться. Женские персонажи перестали довольствоваться тесными пространствами кухонь и будуаров, и со своими проблемами разбираются сами. Возможно потому, что когда с их проблемами разбирались экшн-герои, половина женщин навязчиво продолжала умирать, пока герой ронял крупную, с кулак, суровую слезу и смотрел на закат.

При этом Макс в версии Тома Харди все такой же молчаливый, одинокий и суровый, выживает в пустыне, дерется, спасает мир. Даже ящериц ест живьем. Общается, в основном, выразительными мычаниями и покряхтываниями, и только один раз немножко улыбается, одобряюще держа вверх большие пальцы. Его, впрочем, можно понять: он редко видит людей, которые не собираются его убивать или сдавать на органы. С геройскими свойствами у Макса все осталось в порядке. Просто, вопреки законам жанра, он не шутит о дамском умении сражаться и не ощущает унижения, если Фуриоса — профессиональная воительница, кстати — оказывается сильнее него.

Хочется зааплодировать, вот только тебя вжало в кресло и в следующие два часа вряд ли отпустит

У всех женских персонажей, тем временем, своя важная роль, все они действуют сообща и, в отличие от привычных всем картонных героинь, не путаются под ногами и не закатывают истерик. На пресловутую романтику в фильме тоже всего один намек, да и тот на сюжет практически не влияет. То, что в таком, на первый взгляд, гротескном и сумасшедшем фильме как «Дорога ярости» находится место для аккуратного обращения с женскими персонажами, остальные блокбастеры как-то пристыжает и ставит на место, намекая, что пора что-то менять.

Ведь дело как раз в том, что это всё тот же «Безумный Макс», что и раньше. Миллер не бросает старое повествование, «Дорога ярости» полна отсылок и связок. У него всё тот же мрачноватый юмор с вычурными злодеями и словами, выдернутыми из контекста и смешанными в новом местном лексиконе. У Макса всё так же нет с собой патронов, в машине всё так же валяется музыкальная шкатулка, а открывающие кадры и вовсе — эхо первых кадров «Воина дороги». Миллер прекрасно понимает, что делает. Только теперь безбашенность 70-х и 80-х встретила технологические возможности и требования нового века и перешла на очередной виток.

Это экшн, возведенный в высшую степень, всё ещё гипертрофированный и безжалостный, но при этом необъяснимо оптимистичный. У него не просто решительное настроение, а настроение вдобавок неожиданно человеколюбивое, полное доверия и надежды на то, что если ехать по дороге не в одиночку, то кто-то всегда придёт на помощь.

Изобретательный, живописный, обескураживающе живой, «Безумный Макс» десятилетия спустя продолжает реветь моторами и не намерен останавливаться.

Какой же всё-таки день! Какой прекрасный день!

оценка
9/10
В тему
Автостопом по Дороге ярости: как создавался новый «Безумный Макс»
2
14057
Кино
Автостопом по Дороге ярости: как создавался новый «Безумный Макс»
Евангелие от Чаппи
0
7044
Кино
Евангелие от Чаппи
«Kingsman»: семерых одним ударом
0
8738
Кино
«Kingsman»: семерых одним ударом
«50 оттенков серого»: попытка не пытка
1
47745
Кино
«50 оттенков серого»: попытка не пытка
Комментариев пока нет.