Рус Укр
Отель «Гранд Будапешт»: музыкальная шкатулка истории
Отель «Гранд Будапешт»: музыкальная шкатулка истории

Юный иммигрант Зеро Мустафа (Тони Револори), устраивается коридорным в сияющий хрусталём и пышущий красками отель «Гранд Будапешт», которым заправляет деятельный консьерж месье Густав (Рэйф Файнс). Отель его блещет предвоенной роскошью и порядком. Сам Густав строг, но справедлив, донельзя манерен, любит поэзию и духи, а его любят пожилые дамы. Одна из таких дам, почив при невыясненных обстоятельствах, оставляет чаровнику Густаву в наследство картину «Мальчик с яблоком», и этот камешек начинает лавину событий, смешных, драматичных и сочетающих взрослую иронию и детскую искренность только так, как это получается у Уэса Андерсона.

Его фильмы похожи на вещи, которые находишь случайно на чердаке в одном из бабушкиных сундуков. Старые игрушки, вышедшие из моды: калейдоскопы, шкатулки с балеринами, головоломки-пятнашки. Они не принадлежат тебе, они принадлежали кому-то и все ещё сохраняют тепло их рук. Они не пытаются быть злободневными и не гонятся за временем. Они просто есть, такие, какими их придумали. С устаревшими тканями, текстурами, структурами. Фильм «Гранд Будапешт» пахнет одеколоном и розовой глазурью кондитерской «Мендель», на ощупь он как бархат и бумага.

«Гранд Будапешт» — словно книжка-раскладушка из далекого детства.

Благодаря скрупулёзно выстроенным декорациям-моделькам и сам отель похож то ли на гигантский торт, то ли на шкатулку из папье-маше. Привычная уже ностальгия режиссера здесь так же нарастает слоями. И над пряничными домами разворачиваются фантиками названия глав, на которые, в присущей ему литературной манере, разбит фильм. Такой игрушечный и бумажный, «Гранд Будапешт» — словно книжка-раскладушка из далекого детства, где вроде бы плоские, аккуратно вырезанные фигурки с каждой перевернутой страницей обретают объем, а если правильно листать — даже танцуют.

Тем не менее, у «Отеля» нет инфантильности и простоты «Королевства полной Луны», его темперамент укрощен опытом и не приемлет непродуманных решений. Он более строг в своей хореографии, как трюки комиков из немого кино, но при этом оказывается сочнее, насыщеннее и богаче, потому что точность постановки позволяет уместить в экранное время гораздо больше.


Эдриан Броуди
в костюме нациста — отдельная песня
.

Пока подростки танцевали бы на пустынном пляже пять экранных минут, предприимчивые месье Густав и Зеро могут успеть сбежать из тюрьмы, пересечь полстраны, покорить горы и созвониться с тайным обществом консьержей. Да, отчасти это фильм о юности, но о юности ушедшей ещё до начала рассказа.

Яркая картинка в фильмах Андерсона работает так же, как у других работают сепия и черно-белый. Потому что у кого-то ностальгию вызывает отсутствие цвета, а у кого-то буйство Technicolor. Это воспоминания настолько далекие, что фантазия сама раскрашивает поблекшие в памяти кадры свежими красками.

Образы здесь один краше другого. Такое ощущение, что работы режиссера, как снежный ком, с каждым годом только увеличиваются в масштабах кастинга и размахе карикатурной фантазии. Пестрые персонажи, как будто бы слетевшиеся на эту выставку-ярмарку со всей старой Европы, реагируя друг с другом, превращаются в фейерверк. И вот уже мелькают на экране комичные погони, побег, катания на фуникулерах, машинах, лыжах, санях и вовсе уж дикая беспорядочная перестрелка.

Помимо всего прочего, получившийся актерский коктейль успевает одновременно новаторствовать и поигрывать с ироничными амплуа. Рэйф Файнс — как всегда интеллигент с оттопыренным мизинцем, но попроще, гораздо душевней, да и чином явно пониже. Уиллем Дефо из просто угрожающего вида доведен до какого-то уж вовсе злодея с челюстью бойцовой собаки. А Эдриан Броуди в костюме нациста — вообще отдельная песня. Потом поток знакомых лиц превращается в лавину, только успевай любоваться мимолетными сценами. Появляются перед нами с разной степенью продолжительности Харви Кейтель в татуировках тюремного авторитета, воздушная Сирша Ронан, перемазанная тестом и глазурью, обходительный консьерж Джейсон Шварцман, совестливый юрист Джефф Голдблюм и, конечно, загримированная донельзя Тильда Суинтон в образе ветхой (но от этого не менее богатой) старушки.


Аромат духов месье Густава и вкус пирожных Менделя останутся с нами ещё надолго.

Следить за этой сменой кадров надо внимательно, потому что дуэт Зеро и месье Густава приходит и забирает заслуженное место на первом плане. Месье Густав комичен до неприличия, его деловитость, его духи, его строгость и взрывы проклятий так не сочетаемы, что сочетаются идеально, а то, что исполняются они обычно непререкаемо серьезным Файнсом, только добавляет масла в огонь. Зеро Тони Револори прекрасно смотрится сначала как его навязавшийся помощник, затем соучастник и, наконец, друг. Вместе они создают тандем настолько трогательно контрастирующий по всем параметрам — классом, возрастом, мировоззрением, — что сердце щемит.

Но всему свой срок. И дав полюбоваться на эту красоту, Андерсон затем дергает нас за рукав напоминанием, что нельзя целый день смотреть в калейдоскоп и слушать музыку хрупких шкатулок. Но аромат духов месье Густава и вкус пирожных Менделя останутся с нами ещё надолго, как сувенир в сундучке, к которому неизбежно возвращаешься снова и снова.

оценка
10/10
В тему
«Безумный Макс. Дорога ярости»: кровью и потом
0
9556
Кино
«Безумный Макс. Дорога ярости»: кровью и потом
Евангелие от Чаппи
0
7040
Кино
Евангелие от Чаппи
«Kingsman»: семерых одним ударом
0
8726
Кино
«Kingsman»: семерых одним ударом
Восемь друзей «Оскара»: обзор главных фильмов церемонии
1
9064
Кино
Восемь друзей «Оскара»: обзор главных фильмов церемонии
Всего 1 коментарий Написать комментарий
Andriy Prokopenko
0
Andriy Prokopenko
18 Июля в 04:30 2014
Фільм просто чудовий. Чимось нагадало книги Мілорада Павича