Рус Укр
Ясмин Хамдан: «Ни одна революция на Ближнем Востоке невозможна без женщины»
Ясмин Хамдан: «Ни одна революция на Ближнем Востоке невозможна без женщины»

Прежде всего поздравляю с выходом нового альбома, я послушала его, очень здорово.

Спасибо большое.

Не зря ждали четыре года после первой сольной пластинки «Ya Nass».

Всё это время я не останавливала работу. Мы много выступали. К тому же, когда хочешь написать новый материал, нужна уединённость, чтобы привести в порядок мысли и идеи, а это не всегда можно сделать в дороге. Хотя я писала песни даже в туре. Концепцию «Al Jamilat» я начала задумывать очень давно, собирала все фантазии о том, каким он должен быть, а писать альбом в студии мы начали в феврале 2016-го. И, знаешь, даже после самой записи всё равно остается много работы над пластинкой, а я делала это, разрываясь между Парижем, Бейрутом, Лондоном и Нью-Йорком. Вот и вышло целых четыре года.

Новая пластинка отличается от прежней: в «Ya Nass» кроме твоих песен были переосмысленные арабские композиции 30-40-х, с новым материалом ты будто продолжаешь это лирическое настроение, но чувствуется больше электронного влияния, резкого звука.

Спасибо, что заметила. Да, у меня хватает композиций в разных направлениях. Но я всегда прорабатываю песни так, чтобы между ними была связь. Поэтому второй альбом, так или иначе, продолжает предыдущий. Я стараюсь найти правильный баланс и сделать так, чтобы звук был достаточно эмоциональным для меня, чтобы в нём было достаточно цвета, чтобы я могла предложить миру разные текстуры и разное настроение.

В «Al Jamilat», если я правильно понимаю, есть и несколько политически заряженных песен.

Я чувствительна в этом вопросе. В песнях я хочу быть честной с собой и пишу о том, что меня действительно беспокоит, и о том, что мне необходимо озвучить. Иногда это очень личные вещи, а иногда просто злость. Сейчас я чувствую много злости и в то же время нежности к происходящему на Ближнем Востоке. Есть песни, где я исследую эти «политические» эмоции.

Мне нравится сводить в одной песне контрастные чувства. Могу предложить нежно звучащую песню, и если вы не понимаете арабский, то можете подумать, что это любовная баллада, но на деле это политическое высказывание.

Я слежу за тем, что происходит на Ближнем Востоке. Не могу сказать, что у меня есть чёткая позиция на этот счет. Я понимаю, что ситуация меняется. За изменениями стоит много борьбы. В некотором смысле, я хочу быть частью этой борьбы, озвучивая важные вопросы в своих песнях.

Думаешь, второй альбом вышел злее?

Со времён моего первого альбома в мире стало больше насилия, мир стал сложнее. Могу сказать точно, что растеряла остатки наивности. Мировые события разбивают мне сердце, особенно происходящее в Сирии, Ираке и Йемене. Не хочу быть героем или делать вид, что осознаю реальную ситуацию. Скорее, пытаюсь высказать, что чувствую по этому поводу. Думаю, любые революционны изменения на Ближнем Востоке потребуют много времени. Это как с французской революцией — потребовалось не менее ста лет чтобы все урегулировалось. И я, кстати, уверена, что ни одна революция на Ближнем Востоке невозможна без женщины.

В своём творчестве ты часто обращаешься к теме арабских женщин. Я понимаю, почему тебя это волнует. Было ли тяжело тебе как женщине влиять и быть услышанной в самом начале карьеры, когда ты стояла у истоков андеграундного музыкального движения в Ливане?

Было сложно, но не потому что я женщина. Женщины влияют на ход событий на Ближнем Востоке значительно больше, чем многим кажется. Тот, у кого власть, и тот, кто действительно важен — разные вещи. В некоторых арабских странах женщины до сих пор сталкиваются с большим давлением, но это не значит, что они сдаются, такая мысль — своего рода клеймо. Притеснения прав женщин есть и были, и это проблема не только Ближнего Востока.

Люди забывают, что каких-то сорок лет назад у женщин во Франции не было права делать аборт. В некоторых странах у женщин только недавно появилось право голоса. Люди склонны забывать, что это происходит по всем миру. Да, ситуация на Ближнем Востоке острая. Я говорю не только о правах женщин, но и о ЛГБТ-сообществе. Не знаю, как у вас, но у людей в Ливане нет представления о своих гражданских правах. Дело в осведомлённости, которая должна быть заложена ещё в школьном образовании.

Люди ждут от этих конфликтов быстрой развязки, как в кино, но когда речь заходит о естественных изменениях цивилизации, процесс может длиться несколько поколений

Ты вспомнила о Ливане. Когда вы только начинали с группой Soap Kills, в твоей стране как раз закончилась гражданская война. Повлиял ли этот послевоенный период на вашу музыку?

Повлиял и очень, на меня так точно. Я начала заниматься музыкой от отчаяния. Soap Kills стали для меня местом, где я могла спрятаться от последствий войны, убежать и чувствовать себя лучше, вдохновлённо. Бейрут тогда был совсем хрупким и поэтому тоже вдохновляющим. Мы чувствовали, что грядут большие перемены, что теперь мы открыты для всего. Период Soap Kills был странным и, в то же время, окрыляющим. Когда мы только начинали, было очень тяжело. Не было средств, чтобы существовать как полноценная группа, но мы много импровизировали. (смеется) К счастью, я встретила людей которые открыли мне двери, но ещё тех, кто эти двери закрыл. Так что я, по крайней мере, научилась разбираться в людях.

Я читала, что у вас тогда был совершенно рок-н-рольный опыт, когда толком не было оборудования, и вы проводили сумасшедшие концерты на сумасшедших площадках.

Было весело! Больше мы страдали не от нехватки средств и оборудования — это так или иначе решалось с помощью друзей и знакомых музыкантов. Проблема была в окружении, недостаточно открытом, чтобы развивать музыкальное движение. Аудитория была неприветлива, не было самой культуры андеграундной сцены.

Чувствовала ли ты тогда, что стоишь у истоков серьёзного электронного движения на Ближнем Востоке?

Прозвучит странно, но да. Я точно видела, что мы принимаем участие в чём-то важном. Я не удивлена что Soap Kills остаются значимой группой и открывают Западу двери в маленький мир арабского андеграунда. Правда, теперь это вовсе не андерграунд. Современным группам значительно проще, у них есть площадки и больше возможностей быть услышанными. Сейчас организовать концерт намного проще.

В песнях я хочу быть честной с собой и пишу о том, что меня беспокоит, и о том, что мне необходимо озвучить. Иногда это очень личные вещи, а иногда просто злость

В записи твоего нового альбома поучаствовали барабанщик Sonic Youth Стив Шелли и джаз-рок басист Шахзад Измаили. Думаешь, они внесли баланс между западным и восточным звуком?

Безусловно. Были и другие участники записи, но началось всё со Стива Шелли, а он привлёк Шахзада. Тогда у меня ещё не было стопроцентного видения альбома, только пара демок, и я не понимала, что с ними делать. Мы долго работали вместе, и каждый участник удивительным образом присутствует в этой записи. Мне пришлось наводить там порядок, уравновешивать их, чтобы альбом попадал в моё мировоззрение.

Ты когда-то говорила, что коллаборации насыщают твою музыку. А как насчёт коллабораций за пределами музыки? Я говорю о работе с Джимом Джармушем. Уверена, тебя часто об этом спрашивают, но как ты очутилась в фильме «Выживут только любовники»?

Это был магический опыт. Мой муж Элиа Сулейман, прекрасный кинорежиссёр, был в жюри кинофестиваля в Марракеше. В рамках кинофестиваля устроили концерт, на котором кроме меня выступало много классных групп. Джим был там, тогда он как раз писал сценарий к новому фильму. Позже он рассказал, что моё выступление вдохновило его на один ход в сценарии. Сказал: «У меня для тебя есть сцена» — и пропал на пару лет. (смеется) Ему понадобилось время, чтобы закончить сценарий и собрать деньги на съёмку.

Как проходили съёмки? Я читала, что у Джармуша на площадке очень расслабленная обстановка. Он давал тебе какие-то указания по поводу сцены?

Вообще никаких. Я получила первый черновик «Любовников» и уже тогда начала писать песню специально для фильма. Мы сняли сцену в Танжере в Марокко, никогда не забуду этот опыт. Я ведь и до этого была большой поклонницей Джармуша.

Титульный трек альбома «Al Jamilat» основан на поэме палестинского поэта Махмуда Дарвиша. В первых рецензиях на альбом я прочла, что это настоящая ода женственности, а я вот, к сожалению, не могу оценить. Можешь перевести парочку любимых строк на английский?

Я пришлю тебе полный текст, там очень красивые слова. В этой записи мне хотелось создать позитивный вайб. Потому что мы живём в сложном мире, и ему нужна нежность и женская энергия. В частности, эта поэма — комплимент женщинам во всём их несовершенстве и разнообразии, их способам быть собой. Я всё больше думаю так о себе. Всегда хотела сочинить что-то на эту тему, быть более прямолинейной в этом месседже.

Напоследок расскажи, пожалуйста, об обложке нового альбома. Ты на фото в расфокусе, хоть и в середине кадра, зато вид красивый.

Это кадр с крыши здания в Бейруте. Когда я увидела готовое фото, сразу поняла, что это обложка для «Al Jamilat». Вот что важно, не я в центре — важно окружение. Я хотела загадочную картинку. Кстати, а новый клип «La Ba'den» ты видела?

Да, забавное видео. Я вспомнила о нём, когда ты говорила, что поёшь о желании женщины быть собой.

Именно. Его мы снимали в Париже, Элиа Сулейман, мой муж, был режиссёром. В следующем месяце снимем новое видео уже в Бейруте, но пока не расскажу о чём, это сюрприз. А ты будешь на концерте?

Конечно.

Тогда там и увидимся.

Обязательно, до встречи.

Не прошло и минуты, как Ясмин прислала перевод на английский песни «Al Jamilat»:

Al Jamilat — The Beautiful Ones

From the poem «Al Jamilat Honna El Jamilat» («Beauties are beautiful») by Mahmoud Darwish

Beauties are beautiful
The tattoos of the ‘violin’ around the waist
The beauties are vulnerable
A throne without memory
The beauties are the strong ones
A desperation that shines but does not burn
The beauties are princesses
Mistresses of an anxious revelation
The beauties are the relatives
A rainbow's neighbors
The beauties are the distant ones
Like songs of joy
The beauties are the poor ones
Such as roses in the battlefield
The beauties are the lonely ones
Such as the slaves serving the Queen
The beauties are the tall ones
The aunts of a palm tree touching the sky
The beauties are the short ones
Drank a cup of water
The beauties are the older women
Mango peeled and wine mellowed
The beauties are the young ones
The promise of a future and the buds of a lily
Beautiful, all beautiful, you
If they came together to choose for me the noblest killer.

(Translation by Diane Skelton)

В тему
Время манерных вокалов: как готовят песни для шоу «Голос Країни»
Время манерных вокалов: как готовят песни для шоу «Голос Країни»
Coachella 2017: как устроен фестиваль фестивалей
Coachella 2017: как устроен фестиваль фестивалей
25-й кадр: разбор клипа Кендрика Ламара «DNA.»
25-й кадр: разбор клипа Кендрика Ламара «DNA.»
Иван Дорн: уронили мишку на пол
Иван Дорн: уронили мишку на пол
Комментариев пока нет.