Рус Укр
Blogs
«Рупор Украины»: как я общался с европейцами о ситуации в моей стране
«Рупор Украины»: как я общался с европейцами о ситуации в моей стране
Максим Заселян
Максим Заселян
12 Августа 2014
1
5951
Новое путешествие, новые приключения! Благодаря насыщенному трипу по четырём странам Европы, в конце которого у меня украли все вещи и паспорт, ровно год я сидел дома. Весной 2014-го моей новой авантюрой стал автостоп-пробег из Парижа в Одессу, который я назвал «Рупор Украины». В ходе путешествия мне было важно рассказать европейцам о ситуации в моей стране и выслушать их мнение по этому поводу.

Часть 1: Сергей Жадан, посольство России в Варшаве, парижский университет бунтарей из фильма «Мечтатели», могила Джима Моррисона, добрая французская полиция.

С момента кровавых киевских событий 30 ноября, я полностью отдавался Революции. За это время произошло невероятное количество ужасных событий: тысячи сломанных судеб, сотни смертей, тысячи ранений и, как результат, оккупированная часть моей страны. Наблюдая за всем этим, я постоянно задавал себе вопрос: «Почему же Европа ничего не делает?! Она же должна», а потом задумался, — а что европейцы думают по этому поводу? Может, они вообще не в курсе? Во время следующей поездки мне хотелось донести до каждого встречного реальную картину событий в Украине. Событий, в которых я принимал непосредственное участие: выслушивал угрозы, уклонялся от взрывпакетов и получал по голове.

План был прост: отметить день варенья и через 2 дня улететь во-европейские-свояси по польской культурной визе. Собрался максимально быстро. В 60-литровый рюкзак приземлились: палатка, спальник, macbook, дождевик, пара футболок, шнуры-зарядки, трусы-носки, GoPro, разная туристическая мелочевка, флаг Украины и украинские магниты, которые я напечатал специально для европейцев.

Вылетал из Харькова, первой по плану была Варшава. Жильё заранее не искал, а просто написал старому другу, который с радостью принял меня на 2 дня. В варшавском аэропорту я очень удивился, увидив писателя Сергея Жадана. Именно с Серёгой мы неделю жили в Харьковской ОГА, пока нас оттуда не выбили палками и кулаками. Собственно, после харьковских событий 1 марта мы и не виделись — из-за слежки он уехал в Европу на лечение, вывез семью и был некоторое время там.

Весь вечер и следующий день варшавский друг Макс водил меня по крутым местам и поил вкусным пивом. Обязательным пунктом программы было посольство России, возле которого мы сфотографировались с флагом Украины. Что интересно, когда мы попросили охранника-поляка щёлкнуть нас, он сказал, что это запрещено, но добавил: «Для вас сделаю исключение».

По Варшаве перемещались на городских велосипедах — платишь кредиткой копейки, берёшь вел на любой стоянке и катаешься до упаду. Макс немного рассказал мне об отношении поляков к украинскому кризису: они откровенно боятся всего этого, думают, что гнев России может перекинуться и на их страну. К концу дня моё стойкое предвзятое отношение к Варшаве растаяло. Отличный город: не такой сонный, как Краков, и не такой бешеный, как Берлин. Как по мне, отличное место для жизни: тут тебе и высотный деловой центр, и старый исторический квартал, и куча огромных парков с белками и лебедями.

Самолёт в Париж, а точнее в пригород Парижа Бове, вылетал ранним утром. Я загрузил туловище на борт и сквозь утреннюю дымку унёсся к столице Франции, куда наотрез не хотел ехать все свои 24 года. Снова ничего не бронировал — благо, тут жили мои друзья. На выходе из аэропорта началась моя любимая часть всех путешествий — автостоп. Нужно было преодолеть 80 км. Я повязал на шею флаг и зашагал по трассе. По пути решил на умняке перейти шлагбаум автобана и пройти дальше, но зоркие полицаи вежливо меня развернули.

Через 5 минут я сидел в первой машине, потом во второй, потом в третьей. Третий водитель оказался оператором социального документального кино, который не отрывая глаз и ушей следит за ситуацией в Украине. Он строго осудил действия милиции при разгонах Майдана и был крайне возмущён действиями России. Он не понимал, как в 21 веке такое вообще возможно.

Мой спутник оказался ещё и преподавателем Университета «Париж Х — Нантер». Именно это место было эпицентром майских волнений в Париже 1968 года, которые и были изображены в фильме Бернардо Бертолуччи «Мечтатели». Товарищ преподаватель ехал как раз туда и предложил мне поехать с ним, сказав: «Каждый, кто считает себя революционером, обязан побывать в Нантере. Ты должен поехать со мной». Не раздумывая ни секунды, я согласился.

Как только я ступил на лужайку университета, тут же прочувствовал силу этого места. Именно здесь били и убивали студентов, выражавших своё несогласие с ситуацией в стране. Мне это было очень близко. Глаза каждого студента, которого я встречал, были наполнены умом и свободой. Понятия не имею, в чём это выражалось, но именно так я это воспринял. Около часа я сидел на лужайке и вот так «чувствовал». Потом пробежался по всем корпусам универа и на метро поехал в сердце Парижа.

Выйдя у Триумфальной арки, я не почувствовал ничего. Вообще ничего. Накатила тотальная апатия, развившаяся до желания прямо сейчас сесть на самолёт и вернуться домой. Не знаю, что было причиной, куча стран Европы, которые я уже посетил, или что-то ещё, но меня крепко «не вставило». Я отправился к Эйфелевой башне, которая уже выглядывала из-за домов. Встав под Башней, я снова ни черта не почувствовал, но нужно отдать должное — она крутая. Постояв 5 минут в ожидании ощущений, я отправился на лужайку перед Башней, завалился на рюкзак и проспал 2 часа. Проснулся полностью разбитый, купил орехового масла с хлебом, перекусил и отправился навстречу другу Артему. Встретились и пошли в его апартаменты. Там уже ждали замечательные ребята, которые запасли вина и сыра, так что вечер знакомства прошёл отлично. :)

Утро, кофе из турки, сыр — и гулять. Маша была моим гидом на весь день и со своей работой она справилась на «отлично», так как к вечеру ноги молили о пощаде. Были на невероятном кладбище Père Lachaise, где расположены могилы Джима Моррисона, Эдит Пиаф, Айседоры Дункан, Оскара Уайлда, Фредерика Шопена и сотни других великих людей. После, проходя через la place de la Bastille, мы приползли к реке Seine, возле которой посмотрели на Hôtel de Ville и пошли пить пивко на Île de la Cité. Загадали желание возле Notre-Dame de Paris и через l'Opéra приползли домой.

На следующий день, пока ребята работали на работах, я занимался перебиранием отснятого и пил литрами кофе. Вечер выдался очень весёлым, у Артема как раз был день рождения, и посему мы решили крепко напиться в крутом баре Pili-Pili. Советую этот бар из-за его шикарного бармена-хозяина.

Утро, на удивление, вышло бодрое: я собрал шмотки, накалякал табличку «CH» (буквенное сокращение Швейцарии) и выдвинулся в сторону трассы. Выехал за город на электричке, протопал около 15 км в поисках выхода на трассу, в итоге забил на правила автостопа и сполз с моста на оживлённый автобан, простоял 15 минут, поймал тачку, залез, вылез, встал на трассу и тут же заметил на горизонте своих любимых друзей с мигалками. Полицаи мило усадили меня в машину и повезли в нужную мне сторону, по пути рассказывая своё видение ситуации в Украине. Полицейский долго моноложил о том, что он просто в шоке, ведь «полиция создана, чтобы защищать и охранять людей, а не бить их палками по голове».

Меня высадили на заправке, полицейский вышел со мной и сказал «Жди здесь». Отлучившись в магазин на 5 минут, он вернулся с табличкой в руках и передал ее мне со словами: «Удачи, парень, привет Украине!», я в ответ вручил ему украинский магнит с изображением Майдана. На табличке было написано: «Suisse» (Швейцария). А теперь вспомните нашу милицию. То-то же.

Читайте во второй части: Женевское озеро, как завести лучших друзей в Швейцарии, опасности вокзала в Берне, куртка Сильвестра Сталлоне, Альпы, официант-дагестанец в Лихтенштейне и другие впечатляющие попутчики и истории.

Следить за моими передвижениями можно в Инстаграме

Добавляйтесь на Facebook и ВКонтакте, задавайте вопросы, попробую ответить на все.

Всего 1 коментарий Написать комментарий
Ivan Lopatiy
1
Ivan Lopatiy
26 Августа в 16:00 2014
Також щойно повернувся з подорожі стопом, але був тільки у Польщі. Поляки впевнені, що воює вся територія України, тобто що війна не тільки на сході, а й на заході. По-друге, вони думають, що ми любимо Путіна, при тому всі, принаймні, так нам сказав ксьондз (священик), який нас підвозив. А ще вони бояться Росії, газети їх страшать, наприклад, зайшов на Гол. Поштамт, а там на першій шпальті про Третю Світову через Путіна, також вони говорять, що НАТО їх не поможе, а "канцлерша" продажна курва, яка плете свої інтриги з Путіном.
В тему
Если бы снежинки были словами и песнями
Если бы снежинки были словами и песнями
«Рупор Украины» 3: улыбки и следы от пуль
«Рупор Украины» 3: улыбки и следы от пуль
О ярком, сочном, натюрмортном августе
О ярком, сочном, натюрмортном августе
«Рупор Украины» 2: путешествие через Альпы
«Рупор Украины» 2: путешествие через Альпы