Как Hidden Orchestra создаёт электронный джаз из звуков птиц, трафика и битых зеркал

,

24 августа 2018

1573

0

На киевском фестивале Brave! Factory выживут только самые храбрые. С вечера субботы до глубокой ночи воскресенья на колоритных индустриальных ландшафтах завода Метробуд будут нестись десятки лайвов и диджей-сетов от выдающихся электронных и хип-хоп артистов.

Среди прочих, на главной сцене выступит загадочный британский проект Hidden Orchestra. Его работы можно попытаться определить, как смесь IDM, world music, даба, пост-рока, хип-хопа, драм-н-бейса и джаза, основанную на звуках окружающего мира, но это мало что значит. Идеолог проекта Джо Ачесон рассказал Comma, как на самом деле устроено его творчество.

В музыке Джо Ачесона, многослойной и элегантной, запечатлена вся его жизнь. И дело не только в эмоциях, живых настолько, словно слышишь дыхание и сердцебиение каждого трека. Где бы он ни был, Джо записывает звуки вокруг себя — от эмбиентного шума дорог до ритмичной капели протекающих труб — и превращает их в гармонии и ритмы.

«В юности я открыл для себя инструментальный хип-хоп, увлёкся продюсированием, диджеингом, — рассказывает он. — Изначально идея Hidden Orchestra была в том, чтобы записывать инструментальные и перкуссионные импровизации, звуки природы и города, а потом комбинировать лучшие маленькие фрагменты. Каждый звук обработан, деформирован или зациклен. Смысл в том, чтобы всё звучало настолько естественно, насколько это возможно. Целый воображаемый оркестр, созданный из отдельных записей, отредактированных и наслоенных».

Джо Ачесон

Сильные стороны Hidden Orchestra хорошо отражены в альбоме 2017 года «Dawn Chorus». Термин в названии означает рассветное пение птиц. Идея записывать и обрабатывать этот звук, как часто бывает у Джо, появилась случайно и растянулась на семь лет.

«В то время, когда я заканчивал первую пластинку “Night Walks”, я много гулял по ночам, записывая звуки вокруг, но в основном слушая музыку. И вот одной зимней ночью я обнаружил себя в заснеженной деревенской местности, как раз начала проглядываться заря, я снял наушники и поразился звуком, доносящимся с деревьев вокруг меня. Так что я достал микрофон и записал их. Годы спустя я осознал, что среди прочих звуков собрал в фонотеке немало рассветного пения птиц, и решил, что это славный способ структурировать альбом. Другие записи я делал, попивая кофе возле хижины на крошечном острове на Гебридах, возле моего дома в Брайтоне на Международный день рассветного пения птиц (Dawn Chorus Day), который проходит каждый год 1 мая, из окна отеля на крайней южной точке Великобритании в Корнуолле, в лесу под Прагой, в лондонском Хайд-парке, на шотландской ферме, из окна студии в Эдинбурге, на гастролях в Эстонии, Баварии, Австрии, Турции, в Альпах».

В начале 2018-го концепцию дополнил релиз «Dawn Chorus Remixes», в котором альбомные треки переосмыслили Макс Купер, Throwing Snow, Floex и другие. «Новый материал Hidden Orchestra, над которым я сейчас работаю, сконструирован из разбитых зеркал и скрипящих дверей», — продолжает музыкант.

Воображаемый оркестр становится более чем реальным на концертах — две барабанных установки, бас, клавиши, скрипка — при этом сессионные музыканты всё равно играют словно плод воображения Джо, целиком по его плану.

«Для живых шоу они учат партии, прописанные мной, включая биты и барабанные соло. Хорошо отточив материал и проверив его на концертах, мы обнаруживаем кое-какие пространства для изменений и улучшений. Импровизации происходят только на более ранних стадиях, у меня в студии. Музыканты приходят и записывают вещи, которые я для них сочинил, но ещё мы оставляем время для режиссированного джема. Я использую результат так, как обращаюсь с любыми полевыми записями — исследую в поисках битов и семплов. Работать с таким количеством невероятных музыкантов с разным бэкграундом, на сцене и в студии — одно из величайших удовольствий от проекта».

Концертный состав Hidden Orchestra

Чаще всего Ачесон работает над несколькими идеями одновременно. Это позволяет ему выпускать пластинки каждые два-три года и оставаться открытым для интересных предложений. Например, несколько лет назад Джо сделал для BBC радиодокументалку о школе для слепых в Финляндии, а недавно взялся за необычный проект «Sonic Woodland».

«Это заказ Кью Гарденс, ботанического сада в Лондоне, который также располагает лесом из деревьев со всего мира на полпути между Лондоном и Брайтоном. Там они проводят много научных исследований, в частности проверяют новооткрытые связи между деревьями и подземной сетью грибов — обмен углерода от солнечного света, минералов от воды — прогугли “микоризный симбиоз”. Меня позвали переосмыслить некоторые из этих сложных и скрытых естественных взаимодействий в музыке, звуке. Так что мы построили звуковую систему из колонок, висящих на деревьях и зарытых в землю, чтобы звук начинался в верхушках крон и двигался вниз. В итоге по просеке разливались перекликающиеся мелодии, и под ногами ощущались вибрации».

Птицы, деревья, грибы — похоже, естественная среда вдохновляет Джо в последнее время больше, чем когда-либо. «Это пугающее и обескураживающее время для природы, но вместе с тем происходит много удивительного и прекрасного — недавно наблюдал кровавую луну во время затмения, стоя у древних стен Люксембурга».

Любовь к созерцанию тоже воплощена в треках Ачесона. Несмотря на эмоциональность, они будто происходят из состояния совершенного покоя, есть в них что-то медитативное. «Пожалуй, я от природы спокойный и взвешенный человек. Но бывают и выплески безрассудности. Музыка Hidden Orchestra призвана работать на различных уровнях. К примеру, там есть неочевидные гармонии и слои битов, запущенные одновременно на половинной и двойной скорости — слушатель интерпретирует их так, как чувствует — как нечто тёмное и тревожное или лёгкое и умиротворённое, быстрое и воодушевлённое или медленное и приглушённое. А на концерте, с двумя полными барабанными установками и подходящим басом, станет ясно, что эта музыка может быть довольно громкой и интенсивной».

Так чего же ждать от Hidden Orchestra в Киеве? «Мы везём основной концертный состав с двумя барабанными установками на передней линии, мной на басу и электронных приборах, Поппи Экройд на клавишах и скрипке. Вижуалы для шоу подготовил наш регулярный соратник Том Ньюэлл. Мы сыграем треки со всех альбомов, ожидайте большой громкий саунд с замысловатыми ударными, парящей скрипкой, живыми дабовыми эффектами и глубоким басом».

  Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
Настоящий Sziget: бесконечный движ в плёночных фото Евгении Люлько