«Мой способ медитации»: Аду, Чупахин и Бекенштейн вспоминают Роя Харгроува

,

09 ноября 2018

317

0

Никто не играл на трубе так, как Рой Харгроув. Выдающийся джазмен и двухкратный обладатель «Грэмми» ушёл из жизни в 49 лет. Мы попросили тех, кто жил его музыкой и даже играл с ним, рассказать о Рое больше.

Все фото в материале сделал Дэннис Аду.

Ольга Бекенштейн

организатор Am I Jazz Festival и джазовых концертов в Closer

Если бы меня попросили назвать топ-3 альбомов, которые я слушаю чаще всего, «Earfood» точно был бы одним из них, а композиция «Starmaker» оттуда — это вообще мой способ медитации. Всякий раз, когда мысли спутываются, когда всё плохо, но и когда хорошо тоже, я включаю её и даже на каком-то физическом уровне чувствую её действие. Мне кажется, такая сила может быть только у музыки бесконечно честной, когда борьба с эго — даже не предмет обсуждения. Такая музыка вечна. Очень жаль, что её проводники не.

Ефим Чупахин

пианист, участник Acoustic Quartet

Мое знакомство с Роем Харгрувом началось с альбома «Earfood» и несколько треков RH Factor. Мы с ребятами из Acoustic Quartet, помню, «сняли» композицию «Brown» и кайфовали на каждом выступлении, где её играли. Потом уже я слушал альбомы «Family», «Parker’s Mood», «Live at Massey Hall» и «Nothing Serious». Кстати, с «Parker’s Mood» меня познакомил наш трубач Дима Бондарев, это был один из его наиболее любимых альбомов музыки Чарли Паркера, переигранной современными музыкантами.

По приезду в Нью-Йорк, Роя можно было часто видеть на ночных джемах в клубе Smalls, и мне удалось несколько раз поиграть с ним. Очень запоминающийся был момент, когда я немного забыл аккорды композиции «Alter Ego» Джеймса Вильямса, и Рой сел за пианино показать. Но самый большой мой «провал» случился, когда Рой начал играть композицию, которую я вообще не знал, и пришлось «учить» на ходу. Это, кстати, была его любимая фишка — начинать какую-либо песню, и, если ты её не знаешь, твои проблемы. Как-то блин тяжело писать о нём в прошедшем времени, так как видел его около трёх недель назад

Дэннис Аду

трубач, руководитель Dennis Adu Big Band

Рой был для меня одним из тех музыкантов, которые меняют твою жизнь полностью через музыку. Его альбомы всегда находятся в моём телефоне. На его записях я учился и учусь играть. Был период когда я старался практически во всём подражать ему: музыка, поведение на сцене, жизненная позиция одежда, причёска… Не смогу, передать на сколько его музыка повлияла на мою жизнь. Очень рад, что удалось послушать его оркестр в клубе Blue Note — я слушал по два шоу за вечер, два вечера подряд. Ещё два раза — его квинтет, и это было что-то невероятное.

Никогда не забуду, как в один из вечеров попал на джем в Smalls, и там был Рой. Каждая мелодия, которую он играл в тот вечер, была шедевральна. Прямо на джеме он учил молодых музыкантов, рассказывая и показывая гармонии песен, которые мало кто знает и которых вы не найдёте в интернете. А после джема, уже на лавочке, он рассказывал истории про великих музыкантов, с которыми играл. Очень весёлые и поучительные истории. Он уникален. Как сказал Николас Пэйтон: «Нью Йорк уже не будет прежним без Рой Харгрова». Рой мёртв, но его музыка будет жить вечно.

  Подписывайтесь на наш канал в Telegram.
теги:
От Боуи до сёрферов Сектора Газа: что покажут на кинофестивале Intro 2018