Рус Укр
Антон Слепаков («Вагоновожатые»): в поисках металлического кита
Антон Слепаков («Вагоновожатые»): в поисках металлического кита

Когда мы выступали здесь на Арт-пикнике Славы Фроловой, я обошёл всю территорию в поисках металлического кита. Раньше где-то здесь стоял громадный макет млекопитающего. В детстве я думал, что он настоящий. Позже я проводил поиск в интернете, на всяких форумах, куда же он делся. По последним данным, кит гниёт где-то на задворках Сельхозакадемии. В общем, была масса объектов, которые будоражат мой мозг до сих пор. В 60-е здесь построили первый экспериментальный монорельс.

Старые объекты, которые до сих пор будоражат твой мозг — это как с Sonic Youth, на концерте которых ты побывал в 15 лет?

Точно.

В начале 90-х каждый мечтал научиться играть на гитаре и петь свои песни про тесто, это был путь более глобального протеста

Как это вообще было?

Я шёл на какую-то непонятную группу, которая выступала с «ВВ». В то время по телевизору показывали всякие интересные передачи, одна из них — «Программа А», в которой Артемий Троицкий примерно рассказал, что в Советский Союз приезжает американская группа, будет выступать в Ленинграде, Москве, Вильнюсе и Киеве, и показал клип «ВВ». Ну, «ВВ» я уже знал.

После этого концерта я дней пять не мог говорить, потому что впервые столкнулся с такой непонятной музыкой. Впервые приехали музыканты совсем другой культуры. Играли на гитарах палками, вставляли железяки, меняли гитары через каждую песню, гитар было много, музыканты наплевательски к ним относились, швыряли. Женщина-басистка, с этим тоже впервые столкнулся. Всё это, а ещё и стиль одежды, сильно отличало их от привычного советского строя.

Я ушёл, не дожидаясь конца, мой юношеский мозг не выдержал. Тем не менее, я получил заряд и дальше всё соотносил с этим выступлением. «А вот у Sonic Youth было так». Уже надо жить не слабее, чем на этом концерте. Ну и потом на виниле вышел усечённый альбом «Daydream Nation», расслушал их лучше.

Можно сказать, что ты и музыкой решил заняться после этого концерта?

Ты знаешь, тогда было такое время, не заниматься музыкой было нельзя. Каждый мечтал научиться играть на гитаре и петь свои песни про тесто. Это был путь более глобального протеста — не только через слово, но и через музыку. (Я улыбаюсь, замечая, что Антон увлёкся и нечаянно заговорил в рифму, готовый текст новой песни про тесто и протесты – ред.)

Рухнул железный занавес и в наших краях стали всё чаще появляться необычные нездешние группы. Так же, как Sonic Youth, меня впечатлил фестиваль «Музыка в стиле КИН» в театре КИН на Оболони. Туда привозили группы из Харькова, Москвы, Ленинграда. Однажды я пришёл, и там играли немецкие группы «Нафти» и «Игль». Группа «Игль» — дуэт басиста и барабанщика. Басист колоритный, на голове нечто среднее между ирокезом и дредами, пел йодль и играл джаз-панковые штуки. Я впервые увидел, как на басу играют аккордами, флажолетами. Тогда я понял, что наверняка когда-нибудь можно создать группу, в которой будет только ритм-секция.

Я ушёл с концерта Sonic Youth, не дожидаясь конца, мой юношеский мозг не выдержал. Тем не менее, я получил заряд и дальше всё соотносил с этим выступлением. Надо жить не слабее, чем на этом концерте.

Ещё был концерт американцев «Саббот», дуэт басиста и барабанщицы. Кажется, они выступали с группой «Иванов Даун». Масса была таких концертов в Киеве. Ну и стали массово издавать винилы Sonic Youth, Tom Waits, Happy Mondays, Pixies.

Хочется говорить об этом ещё и ещё, но всё же давай перенесёмся на 22 года вперёд, к вашему альбому «Wasserwaage». Слушаю его уже месяц и до сих пор не всё понимаю. Почему собаки — это знаки? Почему нельзя трогать камни? Ну и так далее. Тебе важно, чтобы люди понимали эти строчки, разделяли твои смыслы? Или каждый может понимать так, как хочет?

Мне интереснее, чтобы каждый воспринимал эти песни по-своему. Часть своих текстов я сам не понимаю. Однажды я гулял по заброшенному району и был атакован стаей бездомных собак, которым ничего плохого сделать не хотел. И я подумал: может, они протестовали против того, что я в этом районе взял несколько камней и унёс. Берут же часто камни в качестве сувенира, и я слышал мнения, что лучше эти камни не трогать.

Глупо позиционировать себя продвинутым человеком

Ну, хорошо, это личная история. Но есть же в альбоме и отсылки к культурным явлениям. Например, к старому документальному фильму, где у детей и взрослых спрашивают о цвете пирамидок.

«Чтобы понять вам такую-то группу, нужно проштудировать…» Мне интересны люди, которые приходят к нам с чистого листа. Глупо позиционировать себя продвинутым человеком. У нас всё спонтанно. Песня, о которой ты говоришь, пошла от словосочетания «обе белые». У меня эти «обе белые» вертелись в голове, стучались. Мы долго играли эту тему на репетиции и там, как часто бывает, вообще не было текста. Я только кричал «обе белые». И ребята говорят: «Что ты там всё время кричишь?» Сильно поддерживает, когда ребята спрашивают: «А о чём это? О чём то?» — «Ну, вы понимаете, как бы вам объяснить смысл эксперимента, не должно быть накладок, восемь испытуемых...» — А они: «Да-да, так это уже текст песни?» Говорю: «Нет, но что-то из этого войдёт». И всё завязывается.

Во время прошлой нашей встречи ты упоминал, что в песнях любишь говорить от имени другого персонажа. По альбому получается, что этот персонаж — это ты, только более смелый и беспечный. Так?

Получается так. Нестерпимо скучно описывать только то, что с тобой произошло. Как человек с хорошим воображением, я часто сам начинаю верить в свои выдумки. И мне потом из-за этого тяжело вспомнить, я это выдумал или это было на самом деле. Поэтому я сам запутался, где персонаж, а где я.

Когда я вижу, как участники «Вагоновожатых» вместе отвечают на вопросы, я понимаю, что вот эта исконно украинская составляющая исходит больше от Валентина Панюты (в «Вагоновожатых» отвечает за электронику и гитары – ред.): слово «хунта» привнёс он, о принципиальности говорит он, этнические темы в «Восстании ватников» и «Жовнір feat. Камни» с его подачи. Ощущение, что это больше по его части, а твоё — это лирика, вроде песни «Фалунь», которую Валик не до конца понимает. Обе составляющие важны, но, в целом, я правильно описал?

Наверное, так. Всё равно, понимаешь, если бы эти вещи не будоражили меня как автора, этих текстов не получилось бы. Поэтому хорошо, когда кто-то задаёт направление. В нашем прошлом коллективе мы вместе искали направление музыкальное, потому что порой тяжело было структурировать поток крайне богатого сознания у талантливого музыканта. Нам нужно было выхватить именно те риффы. Теперь Валик чувствует, что из меня прёт много как нужных идей, так и ерунды, поэтому направляет. Так бывало несколько раз и всегда удачно и своевременно.

Своевременно меткое слово. «Вагоновожатые» пока единственная украинская группа, во всех смыслах рождённая новым временем, в котором мы живём. Группа, которая пытается реагировать на это время, осмысливать его. При этом вы задумывали «Вагоновожатых» немного раньше. То есть, всё получилось не так, как вы представляли?

Мы вообще не понимали, как всё будет. Был уговор попробовать. Не получится — ничего страшного. Мы могли выпустить пару песен и распасться. Но напористость и пружина внутри заставляла нас продолжать, несмотря на преграды. Мы находились в разных городах, всё продвигалось медленно, я представлял процесс совсем по-другому. Делать проект на расстоянии лично мне тяжело, всегда нужен живой контакт.

Помню, как я в хоккейную секцию записывался. Весь класс уже подговорил, а сам стеснялся сказать, что на коньках стоять не умею. Вышел на лёд и за неделю научился кататься. Так и в бассейн людей бросают, они барахтаются, но выплывают. Так и мы. Тяжело было начать, находясь в разных городах, но я знал, что всё получится.

Всё поменялось, когда Валик переехал в Киев и мы нашли Стаса (барабанщик – ред.). Репетировать стало проще, два музыканта могут запускать записанный голос отдельным каналом без присутствия исполнителя. Я не тот человек, которому надо большое количество репетиций. Быстро перегорю. Нескольких достаточно, чтобы понять, где вступать. Мне бы поскорее концерт.

Альбом, я так понимаю, тоже записывался быстро и удобно. Накопили в студии живые барабаны и вокал, а остальное — многомесячный труд Валика.

Да. Записали в студии меня и Стаса, остальное прорабатывалось и редактировалось на кухне, в гостинице, в самолёте.

Я вот жалею, что не дошёл на недавний концерт Stoned Jesus в клубе MonteRay, а когда увидел фотографии, где вы играете секретный сет перед ними, пожалел вдвойне. Наверняка же всё не просто так, что это было?

Это одна из моих выдумок, в которые я вовлёк большое количество людей, в том числе группу Stoned Jesus. Мы снимаем с Виктором Придуваловым клип на песню «Старость». Не буду раскрывать всех деталей, но он адаптирован под документальность. «Вагоновожатые» играют концерт, дают интервью Фисуну и пьют виски, идут по улице.

Концерт в Sentrum нескоро, и вот на фестивале Re$publica я встретил группу Stoned Jesus, у которой поломался автобус, и которые, уже уехав с фестиваля, вернулись. Встретил Влада Ляшенко, который занимается группой и этим клубом, говорю: «Влад, слушай, а если мы секретно сыграем у вас, под съёмку, шутки ради». Влад говорит: «Отличная идея, вот Игорь стоит, давай подойдём». Говорю: «Игорь, привет, респект и уважение, все дела». Первый раз встретились, хотя я ещё со времён MySpace был поклонником его группы Krobak. Описал идею, он говорит: «Отлично, круто, у нас так ещё никто не делал? Будем первыми!» Я так понял, для него это важно, быть флагманом в Украине.

Помню, как я в хоккейную секцию записывался. Весь класс уже подговорил, а сам стеснялся сказать, что на коньках стоять не умею. Вышел на лёд и за неделю научился кататься. Так и в бассейн людей бросают, они барахтаются, но выплывают. Так и мы.

Полезно выступать на не свою аудиторию. Не так, что я выхожу, и все сразу «вау, вау!» Тут люди тебя не знают и не ждут. Такие вещи здорово опускают на землю, если ты вдруг что-то себе возомнил. Что самое крутое — в этом клубе есть занавес. Мы начали играть до того, как он открылся. Началась музыка, раздвинулся занавес — и я вижу изумлённые лица людей. «Кто это?» Эта непривычная электроника, людям по башке вколачивают, будто включили десять фенов и пять кофеварок. Ребята в клетчатых рубашках секунд 45 стояли в оцепенении. Мы сыграли «Упасть с тандема», «Шлемофон», что-то ещё ударное и «Старость».

Ну и несколько слов о концерте в Sentrum. Во-первых, вы опять работаете с виджеями или даже, скорее, цифровыми художниками Tenpoint. Они будут вживую создавать уникальный видеоряд, который больше не повторится. Так же было и в прошлый раз — вы хоть на YouTube отсматривали, что получилось?

Да, и всё благодаря какому-то человеку, который сидел на балконе и снял весь концерт. Бутлеггер. Tenpoint — крутые чуваки. Когда они предложили это сделать, мы все немного офигели. Видели их прошлые работы, были впечатлены. Такая честь.

Мы специально никак не влияем и не узнаём заранее, что готовят ребята. Помню, как перед концертом к нам подошёл один из парней Tenpoint и сказал: «Так, ну-ка все сдайте мне свои телефоны». Ребята отдали смартфоны, а я что, у меня обыкновенный бабушкофон, так что я сдал планшет. Он выкачал оттуда все фотографии, сделанные нами за последние три дня. В песне «Врезалось в память» всё это фрагментами проблесками пустили на экраны. Чтобы показать, что нас окружает и врезается в память. Я сам полпесни пытался обернуться и посмотреть, что же там на экране.

На прошлом концерте мы подняли планку высоко. Что будет в этот раз — никто не знает.

Но будет сюрприз, возможно при участии музыкантов, как ты говоришь, «совсем другого уровня»?

О, да.

А футболки и винилы будут?

Футболки будут. Винилы, как нам сказал издатель, появятся через неделю. Очередь на заводе в Германии рассосалась, ТНМК получили, следующий Дорн, дальше мы.

Здорово!

А я вот всё хожу и ищу кита. Когда мы выступали здесь на арт-пикнике Славы Фроловой, уже пора было выходить на сцену, а мне всё какие-то строчки лезут в голову. «Где мой кит? На ВДНХ!» Ребята уже говорят: «Да уймись ты с этим китом!» Надо найти кита.

Фото: Евгения Люлько

«Вагоновожатые» представят альбом вживую 7 ноября в Киеве и 14 ноября во Львове.

Купить альбом: iTunes | GooglePlay

В тему
Точка пересечения: «Вагоновожатые» и SINOPTIK
Точка пересечения: «Вагоновожатые» и SINOPTIK
Нино Катамадзе: «Иногда приходится забывать о себе и согревать других»
Нино Катамадзе: «Иногда приходится забывать о себе и согревать других»
Сожжённый билет, сломанная нога, кастрюля гречки: «И Друг Мой Грузовик» глазами друзей
Сожжённый билет, сломанная нога, кастрюля гречки: «И Друг Мой Грузовик» глазами друзей
Иван Дорн — о новой джазовой программе
Иван Дорн — о новой джазовой программе
Всего 1 коментарий Написать комментарий
Вадим Сівак
0
Вадим Сівак
24 Ноября в 08:18 2015
круто, спасибо! Выступления всегда супер :)
республика, атласвикенд итд)